Последний урожай Никиты Хрущева

Последний урожай Никиты Хрущева
Источник иллюстрации: ru.wikipedia.org
...В первой половине августа 1964 года в нашем районе произошло очень важное событие, приковавшее внимание всей страны к Целинному краю. 
Наш районный центр Есиль по праву называли воротами целины. Сюда любили ездить корреспонденты областных газет, собкоры республиканских и московских изданий. Тот год обещал выдаться обильным на урожай зерновых. Хлеборобы, глядя на тучные поля с тугими и густыми пшеничными колосьями, радовались в предвкушении хороших зарплат и наград на лацканы своих пиджаков. По случаю такого богатого урожая в тот августовский месяц наши края посетил большой гость – Первый секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущев.      
...Хрущев прибыл в район со стороны Кушмуруна ранним утром 13 августа 1964 года. Приезду его предшествовал грандиозный «шмон», который примерно в течение двух недель проводили ребята из «конторы глубокого бурения» — так в народе (на кухнях, правда) тогда называли КГБ... Поначалу на самом высоком уровне была согласована трасса, по которой должен был проехать кортеж Никиты Сергеевича, определены полеводческие бригады, в которые он будет заезжать для беседы с механизаторами (с кем - тоже определялось), где будет обедать.  
Лоск-порядок наводили и в селениях района. Так как маршрут высоких гостей проходил по полям нашего села, то все хаты-мазанки-дома в Бузулуке очень тщательно белили известью. Красились все ставни и ворота, подметалось все пространство от домов до дороги. В этом грандиозном деле задействованы были все: и взрослые, и дети. Идеальный порядок навели по всему селу – вдруг Н.С. Хрущев самовольно вздумает изменить маршрут и захочет завернуть в село, зайти к кому-нибудь в гости.   
Потом в течение нескольких дней автобусами на поля вывозились специалисты, работники бухгалтерий совхозов, учителя, старшеклассники — шла прополка от сорняков, главным образом сурепки. Вслед за этим по полевым дорогам пошли грейдеры и поливалки — утюжили проезжую часть.  После проезда Н. Хрущева мне пришлось проехаться по этим вылизанным  степным дорогам. Дорожным мастерам нужно отдать должное: работа была выполнена отлично – таких гладких степных дорог ни до этого, ни после мне видеть не приходилось. 
Ниже я привожу воспоминания своего товарища Николая Колинко, редактора нашей районной газеты „Хлебороб Приишимья“,  который получил разрешение быть фотографом на встрече большого гостя в нашем районе. 
„12 августа, вечером, накануне приезда Н. С. Хрущева, в совхозе «Московский» (центральная усадьба нашего совхоза – прим. А. Меркера) в присутствии руководителей области (заметно было, как волновался первый секретарь обкома Василий Петрович Демиденко) прошла генеральная репетиция встречи дорогого гостя. Каравай, который был выпечен в  совхозной пекарне, «ответственные товарищи»  забраковали, и его в спешном порядке заказали в селе Ярославка - была там одна знатная мастерица по выпечке настоящего  хлеба. Помогать ей приставили молодого  парня с хорошей выправкой...               
Механизатор из совхоза «Дальний» Михаил Ждаков, которому предстояло приветствовать Хрущева и вручить ему хлеб-соль, на репетиции так разволновался, что не то что не мог вымолвить ни слова, а просто потерял сознание и упал. Его заменили Володей Соломахой — бригадиром совхоза «Свободный», Михаилу же вместе с бригадиром совхоза «Жаныспайский»  Евгением Бирюковым поручили вручить гостю снопы пшеницы.  
Утром, чуть свет, все выехали на станцию Жаныспай, вернее будет сказать, не  на саму станцию, а к железной дороге, на обычный перегон, куда должны были подать поезд Хрущева. Списки встречающих были составлены, уточнены и утверждены заранее, а мне еще выдали и разрешение на фотосъемку.  Ждали часа два, и никто не знал, прибыл ли поезд вообще. Позвонить же было неоткуда,  связь даже в машине секретаря обкома не  работала, а что такое сотовая связь, мы  узнали лишь 35 лет спустя. Уже позже стало  известно, что состав прибыл еще ночью и находился на запасных путях — Хрущев и все,  кто его сопровождал, отдыхали. 
Когда солнце появилось из-за горизонта, состав наконец-то подали. 
Оказалось, что кроме руководителей республики и Целинного края с Хрущевым прибыл известный английский издатель — владелец газет и телевизионных компаний  Рой Томсон.  
Кавалькада машин по степной дороге через пшеничные поля отправилась к Каракольскому совхозу – одному из совхозов Есильского района. Во главе этого степного гиганта стояла крепкая хозяйственница и талантливейший агроном, один из хлебных лидеров Целинного края Лия Яковлевна Гольдберг,  
В 1964 года каракольские хлебные нивы выдались особенно щедрыми. Каждый колосок вызванивал славу труду. Вот полюбоваться этим хлебом и прибыл сам Никита Сергеевич Хрущев.  
Бескрайность золотого пшеничного разлива не могла не восхитить лидера страны и его английского гостя. Автомобильный кортеж остановился на одном из полевых станов Каракольского совхоза, где Хрущева сердечно приветствовала сама Лия Яковлевна.  
– Вот видишь, господин лорд, - обратился Хрущев к Томсону, - вы там пишите, что в Кремле недолюбливают евреев, а ты найди у себя в Англии такую еврейку, как Лия, которая бы засевала столько хлеба! 
Никита Сергеевич высказал множество комплиментов директору Каракольского совхоза, а на прощание обнял ее. 
– За такой урожай достойна «Золотой Звезды». Будешь в Москве, приму тебя лично. Спасибо тебе сердечное. 
Однако до новой встречи в Москве дело не дошло по известной причине. 
Впрочем, говоря об атмосфере, царившей в тот день, лучше всего сослаться на газету «Санди таймс», опубликовавшую об этом специальный репортаж. В частности, там были и такие строки:  
«Мы отправились осматривать совхоз «Каракольский», находящийся в центре целинных земель и располагающий посевной площадью 125 тысяч акров. Хрущева встретила делегация рабочих совхоза с флагами. Они преподнесли ему большой каравай и солонку: он отломил небольшой кусочек хлеба...   Хрущев был в восторженном настроении. Все говорило об обильном урожае. Он и лорд Томсон, который когда-то был фермером в Канаде, ехали по полям в открытой машине и обсуждали технические вопросы. Во время обеда в одном из совхозов Хрущеву поднесли голову барана, которую он сам разрезал. Он передал ухо барана  руководителю местной Компартии, «чтобы он мог лучше прислушиваться к нуждам народа»,  а глаз — директору совхоза, «чтобы он мог видеть, где урожай хороший, а где плохой».         
Сорок рабочих, находившихся в этой комнате, нисколько не были перепуганы присутствием Хрущева. Они разговаривали с ним запросто, но с уважением. У него прекрасная память на имена местных жителей,  и через несколько минут он стал как бы членом их семьи, чокаясь бокалами со всеми присутствующими. В конце обеда он даже вызвал повариху кухни, чтобы провозгласить тост за ее здоровье.  
Мы возвратились к поезду точно в 4 часа 24 минуты по местному времени: часы в вагоне Хрущева показывали московское время, на три часа позже. Вскоре здесь началась беседа с лордом Томсоном.      
...Когда беседа кончилась, нас снова накормили солидным русским ужином. К тому времени, как мы закончили ужин, мы находились уже в Целинограде, столице края целинных земель, и здесь господин Хрущев закончил свой 18-часовой рабочий день речью, которая длилась один час 45 минут».    
Тот знаменитый обед с символической разделкой головы барана состоялся в Бузулукском отделении зерносовхоза «Московский», где бригадиром 1-й бригады был наш сельчанин Василий Клименко. На полевом стане бригады заранее была залита бетонная площадка и поставлена большая армейская палатка, где обедал Н.С. Хрущев с гостями и местными механизаторами после проезда по полям Каракольского совхоза".  
Добавлю еще, что на период  пребывания Хрущева в нашей местности, сюда были стянуты милицейские службы со всего Целинного края. Колонна легковых машин двигалась только по степным дорогам, слева и справа которых высилась колосистая пшеница. Вдоль всего пути следования кавалькады машин с важными особами находились сотрудники милиции и КГБ. Но их не было видно, они искусно прятались в густой пшенице.   
Это было последнее посещение Целины Н.С. Хрущевым, и его почти двухчасовая речь в Целинограде перед активом Целинного края была одной из последних его речей в качестве руководителя государства.  А 14 октября 1964 года Пленум ЦК КПСС (тогда его назвали историческим) освободил  Хрущева от занимаемых должностей. «В связи  с преклонным возрастом и ухудшением  состояния здоровья», — опять-таки сообщило-соврало ТАСС...                                                           
Снятие Н. Хрущева со всех постов имело еще один нюанс в жизни хлеборобов Целинного края. Дело в том, что директора совхозов, на полевых станах которых останавливался Н. Хрущев, чтобы „поговорить с народом“, а также многие бригадиры и рядовые механизаторы – участники встреч, уже на своих кителях дырочки проделали – для орденов и медалей.  
Но этих заветных наград получить им не пришлось. Фортуна отвернулась. Большой труд хлеборобов был, высокий урожай пшеницы тоже был, а вот заслуженного вознаграждения не было, отменили.  Это новый хозяин в Кремль пришел, и нельзя было допустить, чтобы при прежнем хозяине случился богатый урожай. Как тут не вспомнишь народную мудрость: «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат!».
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных