Волонтеры из Германии помогли заповеднику

Двадцать евро за карту.

Столько заплатили Бернд и Себастьян, чтобы зарегистрироваться на сайте и скачать карту, которая и привела двух немцев в заповедник «Денежкин Камень». Сказать точнее, привели их к нам (а еще точнее – привезли в машине) полицейские. Путешественники показали полицейским карту, ткнули пальцем в Денежкин, и вот они у нас в конторе. С той же картой. Совершенно без языка. Совершенно без ДжиПиэСа, но с компасом.

Это не первые туристы из Германии, с которыми я встречался здесь. Когда немцу говоришь, что в заповедник ходить нельзя, он не спрашивает, почему. Нельзя – значит нельзя. Такой порядок.

А еще, если немец видит на карте дорогу, то он думает – вот, дорога. Если видит деревню или дом, избу, то он думает – вот, деревня и вот изба. И представляет их себе так, какими привык их видеть у себя, в Европе.

И вот, Бернд и Себастьян показывают нам карту с намеченным ими маршрутом, по дорогам, и с точками стоянки в деревнях и хуторах. Как хорошо, что привезли их к нам, а не к началу их маршрута. Потому что ни дорог, ни деревень, ни изб, которые путешественники нашли на карте, и на которые надеялись, давно нет.

Мы приютили гостей из Германии, и предложили им побыть волонтерами. Они сразу согласились. Оба двое – садовники, и у них своя фирма. По-русски если сказать, то они ландшафтные дизайнеры. И мы поехали с ними вместе строить мостки на феномаршруте, в плохих местах с эрозией почвы. И еще нужно было установить столбики по углам постоянной пробной площади, заложенной в 1955 году. Мы пилили и таскали брёвна, шкурили их, подписывали и вкапывали. Моего школьного немецкого хватило на то, чтобы работать вместе и дружно. Вот так, теперь нам тоже есть чем отчитаться за Год волонтёра. Хотя волонтёры у нас бывают каждый год.

На следующий день мы предложили волонтёрам пройти по всему по феномаршруту, чтобы посмотреть, где ещё необходимо построить мостки, и побывать в горах, на курумниках, на скалах, в тундре. Бернд и Себастьян поднялись до первых курумников, и выше не пошли. Было тяжеловато. И на следующий день волонтёры помогали мне делать измерения деревьев на постоянной пробной площади. Немецкие слова сначала всплывали у меня в памяти, и, если следом не всплывало их значение, то я спрашивал его и Бернда или Себастьяна.

После полевых работ у нас был праздник. Мы жарили мясо и пили вино, Бернд пел нам песни. Голос у него просто великолепный. А наутро они пошли пешком в Североуральск. Именно пешком, под рюкзаком, по дороге, с ночёвкой в лесу – так они хотели. Через день мы их увидели на дороге, они проголосовали нам, и мы довезли их до автовокзала.

Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных