Home » Контент » Город » Год без папы: как выжила и на что надеется сейчас семья пропавшего Алексея Попова

Год без папы: как выжила и на что надеется сейчас семья пропавшего Алексея Попова

Сегодня утром Евгения Попова шла тем же маршрутом, что и ее муж, исчезнувший 27 октября 2016-го. 26-летняя Женя, у которой на руках сейчас трое маленьких детей, нашла подработку — на неполный рабочий день. Чтобы не потерять пособие по уходу за младшим Димой — 11 октября мальчику исполнилось полгода. Каждое утро Жене, если все сложится удачно по итогам стажировки, нужно будет добираться до поселка Рудничный: на той же маршрутке, тем же путем…

— Наверное, я привыкла к мысли, что Леши нет. По крайней мере рядом, — говорит Женя. — И когда иду его дорогой, уже ничего не чувствую…

Вечером, прежде чем уложить детей спать, Евгения читает с ними книжки, рассказывает сказки. Но в глазах у старшей Леры — все равно тоска… Фото: Вадим Аминов, «Вечерний Краснотурьинск».

А еще Женя привыкла к тому, что нет новостей. Когда бы она ни позвонила следователям — ничего нового. “Работаем, говорят, — рассказывает она. — А как работают? Где? Это разглашать не имеют права…” Евгения не признана потерпевшей по уголовному делу об исчезновении Алексея Попова. Официально она ему никто, бывшая жена. “Мы развелись только по документам, — рассказывает Женя. — Потому что метража в комнате, которую мы получили в общежитии, на четверых не хватало. На троих — да. Вот и оформили развод. Но жили вместе, не расставались”.

У супругов Поповых — трое детей: Лера ходит в среднюю группу детского сада, Максим — в ясли, Дима — дома, совсем еще малыш. Утро буднего дня — самое напряженное для Жени время: старшие дети ходят в разные детские сады и пока она отводит Леру в детсад № 21 на улице 8 Марта, бабушка одевает Максима. Женя возвращается домой и ведет сына в детский сад № 15 на улице Микова. Потом — на стажировку.

— В 2019 году, надеюсь, получится оформить детей в один детский сад, так будет попроще, — говорит многодетная мама. — А сейчас пока так… В Лерином детском саду нет яслей, а в детском саду Максима — нет места в группе, подходящей по возрасту Лере. Моя мама живет сейчас с нами, и это просто спасает. Иначе бы я вообще ничего не успевала.

У Евгении одна задача: растить детей, управляться с домашними делами и ждать. Ждать, когда хоть что-то станет известно о судьбе ее мужа. Фото: Вадим Аминов, «Вечерний Краснотурьинск»

Через неделю Евгении Поповой предстоит идти в суд. Спустя год после пропажи мужа она может подать иск о признании Алексея без вести отсутствующим. Это позволит оформить на старших детей пенсию по утере кормильца. На младшего сына пенсию оформить Женя не сможет — нужно доказать, что его отцом является Алексей. На момент рождения Димы супруги были в разводе более 300 дней. Анализ ДНК Евгении не потянуть, но в суде посоветовали искать свидетелей, которые бы подтвердили, что до момента исчезновения Женя и Леша жили вместе. Таким свидетелем пообещала стать Лида, сестра Алексея. Она единственная, с кем Женя время от времени поддерживает связь. А в свидетельстве о рождении маленького Димы вместо отца — прочерк…
Сейчас семья Поповых живет только на пособия. Все вместе — около 24 тысяч рублей, на четверых. За комнату в общежитии Евгения платит 5,5 тысячи рублей. И это еще младший сын здесь не прописан — мальчика прописали в доме на Медном Руднике, который Женя покупала еще вместе с Алексеем, на материнский капитал. “Жить там не получается даже не столько потому, что много работы по дому, в том числе и мужской, — говорит она. — Далеко до остановки. Если идти с детьми, чтобы в садики их развозить, это минут 30 точно…”

За общежитие у Евгении долг. Он сформировался как раз за этот год, что нет Алексея. Сумма задолженности на сегодня — 33 тысячи рублей. И это весной, когда родился Дима, Женя, по ее словам, еще сделала два крупных платежа: 11 тысяч рублей заплатила с декретных, еще девять — когда получила послеродовые.

— Надеялась, что сейчас смогу оформить рассрочку, — говорит она, — но не получается. Нужно погасить не меньше 50% долга. Я плачу, как могу. Какие-то деньги уходят в погашение задолженности, но текущий платеж тоже очень быстро превращается в долг. А рассрочка позволила бы оформить субсидию — было бы проще рассчитаться… Замкнутый круг. Поэтому и пытаюсь подрабатывать…

Вечернее молоко — это обязательно. Но сейчас у Жени есть хотя бы свои деньги, чтобы купить продукты. С трудом, но сводит концы с концами. Фото: Вадим Аминов, «Вечерний Краснотурьинск»

Женя Попова и ее дети выжили этот год — без мужа и отца — чудом. “Только благодаря людям и моей маме. Я очень благодарна, — говорит 26-летняя Евгения, — для нас это действительно был вопрос жизни и смерти. Помогали много: продуктами, вещами, деньгами. Спасли нас буквально…”

Больше всего Евгении хочется узнать, что случилось с Алексеем. Она говорит, что готова к любой правде, но — не готова. Молодую женщину кидает — из неверия в чудо в надежду и обратно. “За год Леша приснился мне только раз, недавно совсем, — рассказывает Женя. — Будто я выхожу из магазина, а он в машине сидит. Я с ним разговариваю, а он молчит, ни слова… Полезла в интернет, сонники искать, расшифровывать. Два варианта — или пришел попрощаться, или просить о помощи… Что бы я сделала, если бы он появился сейчас на пороге? В обморок бы упала…”

Жене страшно думать об этом, но ей кажется, что найденный мертвым в серовском районе бывший работник пилорамы, где трудился и Алексей, и исчезновение ее мужа тесно связаны. Больнее всего думать о том, что — если допустить самое страшное и произнести вслух “Леша умер — убит, погиб” — за трагедию этой семьи никто не ответит. “Нет тела — нет дела, — горько усмехается Евгения. — У нас по-другому не бывает. Ни живым не находят, ни мертвым, чтобы хотя бы оплакать и похоронить по-людски…”

Сегодня жизнь Евгении Поповой сузилась до 20 квадратных метров общажной комнаты. Круг общения — дети и мама. Маршрут — дом-детский сад-дом. Если повезет, сюда добавится еще и работа.

Алексей Попов. Таким его помнит жена и старшая дочка. Обе — очень скучают. Фото: архив Евгении Поповой.

— Лера, старшая дочь, каждый день собирается к папе на работу, — говорит Евгения. — Я поддерживаю для нее легенду: папа в командировке, а не звонит — ну так телефон разрядился… Она скучает. Мальчишки — проще: Дима отца вообще не видел и не понимает, что он должен быть, а Максиму едва год исполнился, когда муж пропал, — он Лешу мало помнит. Это очень тяжело, но — надо жить дальше. Хотя ответ на вопрос “Как нам жить?” зависит как раз от ответа на вопрос — что же случилось с Алексеем? Если он жив, то все еще можно исправить, наладить заново, а если нет…

Исполняющий обязанности руководителя следственного отдела по г. Краснотурьинску Игорь Крючков сегодня, в годовщину исчезновения Алексея Попова, отказался комментировать эту историю. Видимо, новостей действительно нет.

Напомним, 30-летний Алексей Попов утром 27 октября 2016 года, как обычно, собрался на работу, взял с собой термосок с едой, теплую одежду и пошел на автобусную остановку, чтобы доехать до поселка Рудничный, на пилораму. Но на работе он так и не появился.

comments powered by HyperComments

Поделитесь новостью в социальных сетях



Новости Краснотурьинска в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами krasnoturinsk.info

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.