30-летнего Ивана Сафронова подозревают в госизмене. Коллеги требуют “рассекретить” следствие

Каждую неделю журналисты издательской группы “ВК-Медиа” придумывают тему для опроса, который размещается на сайтах и в соцсетях. Спрашиваем обо всем, что может быть интересно и актуально - планы на лето, суммы, потраченные на сборы в школу, уровень доходов или просто “Любите ли вы рыбу?” - это если к дате, Дню рыбака, например. По итогам делаем инфографику для газет. Народ в таких опросах как правило с удовольствием участвует, а мы получаем реальную картинку жизни.
На прошлой неделе темой номер 1 (по крайней мере, в журналистских кругах) стала история московского журналиста Ивана Сафронова, арестованного по подозрению в госизмене. И нам очень важно знать сегодня, что думают обо всем этом жители северных городов. Ивана задержали 7 июля, поводом стало то, что советник гендиректора “Роскосмоса” (в этой должности Сафронов работал с мая 2020 года) передал Чешской разведке, а от нее - США, сведения о военно-техническом сотрудничестве России со странами Африки и Ближнего Востока и о российских вооруженных силах - во вред безопасности России. В тот же день в Москве, Питере и других городах страны прошли одиночные пикеты в защиту журналиста - коллеги Ивана уверены, что уголовное преследование напрямую связано с его профессиональной деятельностью именно как представителя СМИ - девять лет Сафронов работал в “Коммерсанте”, год - в “Ведомостях”. Как сообщает “Новая газета”, Сафронов добывал информацию и писал про оборонку тексты, которые регулярно оборачивались скандалами: про секретные награждения высоких чиновников, про гибель российских офицеров в Сирии, про контракт на поставку российских Су-35 Египту.
Понятно, что кому-то такие расследования были неудобны. Не исключено, что Ивану просто решили отомстить. Возможно на его примере хотят показать, что так будет с каждым, кто посмеет открыть рот.
Одиночные пикеты в защиту Сафронова активно и добросовестно пресекались представителями полиции, которые действовали весьма оперативно. Видеороликами с мест задержаний полон интернет. К примеру, одиночные пикеты в Москве на Лубянской площади у здания ФСБ. Человек 10 мужчин в масках в форме полицейских - наготове. Один с интервалом в несколько секунд через громкоговоритель вещает: “Уважаемые граждане, проведение публичных мероприятий запрещено. Вы нарушаете социальную дистанцию”. И стоит только кому-то из идущих остановиться и развернуть плакат, его тут же окружают стражи порядка. Слава богу, руки не выворачивают, не бьют. Просто спрашивают: “Пройдете в автозак добровольно?” и люди идут. В автозаке, вероятно, соблюдение социальной дистанции уже не обязательно.
Наблюдающие за происходящим снимают все на телефоны, комментируют: “Социальная дистанция - знаменитая отмазка полицейских”,
“Неужели он (Иван Сафронов, прим. ред.) кому-то передал информацию, что космодром “Восточный” строят из говна и палок?”
Один из прохожих, не случайных, а пришедших намеренно, узнав, что тут планируется проведение пикетов в защиту журналиста, говорит:
“Думаю, нам пора готовиться к тому, что начнутся посадки. Журналистов - чтоб молчали, активистов - чтоб не выходили”.
“Доказательства скрывают, когда они липовые” Журналисты “Новой газеты” создали петицию, в которой требуют рассекретить процесс над Иваном Сафроновым. “На чем они строят свой расчет? На страшном слове «секретность». Сафонов нашпионил, а как — секрет. Против засекреченного дела, по мысли организаторов, и обществу-то нечего возразить будет. А если общество попросит: «Ну, расскажите нам, с кем именно он нашпионил», то ему ответят: «Нельзя. Государственная тайна. Но вы нам верьте». Так вот, господа: для начала расскажите нам, в чем именно обвиняется Сафронов. Не выдавайте вашей государственной тайны. Но опубликуйте вашу доказательную часть. Видео, на которых Сафронов встречается со своим куратором. Запись разговоров, перехваченную переписку. Номера счетов Сафронова, на которые поступали деньги за шпионаж. Опубликуйте оперативные основания, которые привели к аресту Сафронова. А иначе это липа. Доказательства скрывают, когда они липовые. Мы требуем максимально открытого процесса по делу Ивана Сафронова!", - говорится в петиции.
Если процесс будет закрытым, пишут “Ведомости”, прояснить ситуацию, разъяснить, имел ли Сафронов умысел навредить России, не получится 100%. Потому что подробности известны только ФСБ, адвокаты будут связаны подпиской о неразглашении, а любой, кто попытается сообщить подробности без санкции, сам подпадет под статью.
Система не терпит оправданий
Оправдание обвиняемого для российской системы уголовного преследования - большая редкость. Оправдание материально невыгодно следователю, прокурору и судье. А добровольное признание в содеянном - царица доказательств, его и добиваются следователи всегда, когда это возможно. Об этом говорят люди, которым довелось стать обвиняемым, в частности, в государственной измене. Бывший авиадиспетчер сочинского аэропорта Петр Парпулов, которого также обвинили в госизмене и приговорили в 12 годам колонии, написал родным, как добивались признания от него. Первый допрос состоялся с назначенным адвокатом, протокол Парпулов подписал, не прочитав, так как был без очков, а доверившись “защитнику”, который сказал, что все с его слов записано верно.
После первого допроса было 10 месяцев тишины - без допросов, свиданий с семьей, задержкой писем.
“Была полная изоляция, чтобы я переживал, волновался и признал вину”, - пишет Парпулов.
Свою вину Петр Парпулов не признал, не признает вину и 30-летний журналист Иван Сафронов.
Дядя Вова, где посадки?
Песня Сергея Трофимова “Дядя Вова, где посадки?”, похоже, скоро станет самой актуальной для россиян. Посадки, как видим, развернулись во всю мощь. Что ни день - то новость об очередном задержании. И чаще чем через одного среди врагов - журналисты. Кто-то за сказанное отделывается огромным штрафом, кому-то, как Ивану Сафронову, везет еще меньше.
Если сегодня все мы не поддержим попытку пишущей братии требовать от следствия открытости во время процесса, завтра мы рискуем окончательно забыть о словосочетании “свобода слова”. А послезавтра люди в масках придут за кем-то из нас.
Вляпаться легко
Статья 275 УК РФ о госизмене предусматривает наказание и за консультацию или иную помощь, оказанную во вред безопасности России. Где та грань, которая отделяет “помощь во вред” от “помощи не во вред”, понять сложно.
Пресс-секретарь Владимира Путина Песков заявил, что не следует принимать журналистскую солидарность за серьезный общественный резонанс. А тех, кто критикует преследование Сафронова, Песков обвинил в некомпетентности.
hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных