"Нас просто растоптали": приемные родители Даши и Богдана прервали молчание

Долгое время никто ничего не знал о том, что происходит в приемных семьях Филиппских и Бухнер. В октябре в Краснотурьинске прошел большой митинг, были собраны подписи и - история, казалось бы, сошла на нет. Все, в том числе и приемные родители, ждали рассмотрения кассационной жалобы, которая была подана в декабре. За все это время контакты с биологическими родителями происходили эпизодически, но выстроить отношения - более-менее человеческие, теплые, доверительные - не удалось. Этот разговор с Павлом и Ольгой Филиппскими и Наталией Бухнер состоялся еще 15 января. В те же дни должно было состояться интервью с биологической матерью детей Олесей Малюгой - было бы справедливо хотя бы теперь дать мнения обеих сторон конфликта.
Наталия Бухнер и ее чемпион - так она называет Богдана. Женщина говорит, что - что бы ни случилось - мальчик всегда останется ее сыном. Фото: семейный архив Но Олеся, несколько раз сдвигая встречу, так и не пришла. Вернее, пришла 30 января - чтобы пожаловаться главному редактору "ВК" Александру Арцыбашеву на то, что что в отношении нее распространена клевета (речь идет о лишении Олеси Сергеевны родительских прав в отношении двух старших детей). Увы, это обстоятельство подтверждено решением украинского суда - в распоряжении редакции есть фото документов, с подписями, печатями, фамилиями и именами.
Вчера, 13 февраля, стало известно, что кассационная жалоба приемных родителей отклонена. Это значит, что решение областного суда о передаче детей в кровную семью вступило в силу. И сегодня мы публикуем интервью приемных родителей - они рассказывают о том, как прожили все эти месяцы... - Идем вот из полиции (разговор состоялся 15 января - прим. ред.), написали заявление на Олесю - о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос, - рассказывает Павел Филиппский, приемный отец Даши Малюга. - В конце декабря, числа 28-го, ко мне в больницу приходили из полиции - сказали, что Малюга пожаловалась, якобы я накануне ей угрожал… - Это наговор? П.Ф.: Ну конечно, я в больнице лежал в тот момент... Наталия Бухнер: Давайте я расскажу еще... Перед новым годом в полицию поступило заявление на меня - о том, что я фиктивно прописала к себе Дарью. Регистрация действительно у Даши по моему адресу - ребятам некуда прописать ее, Даша и Богдан - брат и сестра, где нам было регистрацию ей сделать? А это важно - в поликлинику нужно возить ребенка, как без регистрации-то? Была проверка - все законно, нарушений нет. Дети общаются, дружат. Оля с Дашей приезжают в гости постоянно. Мы не скрываем, что дети - родные друг другу... И после этого, в начале января, в "Одноклассниках" мне в личку стали поступать угрозы - мол, до 1 февраля я должна отдать матери ребенка или все тайное станет явным, время пошло... Мне скрывать нечего, моя совесть чиста, но я реально боюсь за свою жизнь и за жизнь своего опекаемого ребенка, поэтому 12 января я подала заявление в полицию... Ольга Филиппская: Нам кажется, это писала сама Олеся, кто еще-то? Сообщения приходили с явно фейковой страницы, от некоего Петра Ворончихина, но все слова, вся информация - ей владеет только Малюга... Даша (слева) и ее сводная сестренка Мария - младшая дочь Филиппских. Девочки почти ровесницы... Ольга Филиппская говорит, что у Даши много проблем со здоровьем и ей нужно очень серьезно заниматься. Фото: семейный архив - Вы не допускаете, что Олеся просто с кем-то общается, рассказывает... И поэтому кто-то пишет в ее защиту? О. Ф.: Допускаем. Она многим рассказывает... Н. Б.: Ну ко мне обращаются на "ты" - воспитанный человек не начинает так разговор, если в глаза не видел собеседника... П. Ф.: Аппелируя при этом религией, что этот "Петр" и Олеся такие религиозные, в молитве стоят целыми днями... Н. Б.: Дальше-то еще интереснее. В этот же день, 12 января, - вернее, в ночь на 13 январа - мне звонят из ПДН. Спрашивают, где проживают Филиппские. Я сказала, что не знаю точный адрес - могу объяснить, как проехать. И мне из ПДН чуть ли не в приказном порядке говорят - собирайтесь, поедете сейчас с нами... Я ответила, что никуда я не поеду - муж в ночную смену, ребенок спит, с какой стати я должна куда-то ехать? - Прямо ночью? О. Ф.: Да, было поздно. К нам полиция приехала в двадцать минут второго ночи... У меня уже все спали - только мы со старшей дочерью еще не легли... - А что случилось-то? Зачем приезжали? П. Ф.: В дежурную часть якобы поступил звонок, мол, Филиппский находится в сильном алкогольном опьянении, а Даша - в социально опасном положении... В тот день, в девять вечера, я сам позвонил Олесе - сказал ей, что вместо того, чтобы ходить по полициям и кляузничать, занималась бы ребенком. Я ей сказал: ставлю тебя в известность, что у Даши уже неделю высокая температура. И лучше бы к дочери приехала, чем всякой ерундой заниматься. Все, положил трубку. О. Ф.: Да, разговор с Олесей длился буквально минуту. А потом к нам приехали... П.Ф.: Мы с Олей по очереди спим. У младшего сына зубы лезут. Дашу постоянно караулим - у нее температура высоченная была. Мы спим по 2-3 часа. Вот такие мы плохие... О. Ф.: В общем, приехали - все проверили. Все спят, дома чисто, у всех детей - свои кроватки. Паша тоже спит - он на лекарствах, готовится к операции. Я спросила: будить его? Девушка из ПДН сказала - не надо, мол, все понятно. Даша проснулась - полицейская еще спросила: "Что ж она так стонет?". Так у ребенка температура 39, она болеет очень сильно... Ну и все, претензий к нам не было... Н. Б.: Мы вообще не хотели никакой огласки, никаких интервью - хотели спокойно дождаться суда. Но нам не дают спокойно жить - какие-то угрозы, обвинения... Приемные родители Филиппские и Бухнер осенью съездили в Москву - на съемки передачи "Мужское/Женское". Они были уверены, что огласка на всю страну изменит ситуацию. Фото: личный архив Наталии Бухнер - Наладить контакт с Олесей Малюгой не получается? П. Ф.: Сегодня мне начальник управления соцполитики вообще сказала, что Малюга боится к нам ездить, потому что у нас, на Рудничном, якобы какого-то мужика нашли чуть ли не убитого... В соцполитике спрашивают - что у вас там происходит? Да у нас-то ничего не происходит - это у Олеси что-то происходит. А я-то, конечно, рецидивист, вечно пьяный и как мне вообще ребенка дали... Они посмеялись... - А в отделе опеки вы что делали сегодня? О. Ф.: Мы финансовые отчеты сдавали, как обычно. Объяснения письменные давали - по поводу встреч детей с биородителями... Н. Б.: Мы объяснили, что никто нигде не прячется - пожалуйста, пусть видится с детьми... П. Ф.: Мы, наоборот, пытаемся стимулировать Олесю, объясняем - ты сама будь инициатором, а не через опеку продавливай встречи, зная, что ребенок болеет. Ты ведь сама не позвонишь, не поинтересуешься - может, лекарства какие-то нужны. Ты же утверждаешь, что ты мама! О. Ф.: Да, Олеся прекрасно знает, что дети болеют, но она идет в приют - делает отметку, что она пришла. А в приюте говорит - вы давайте отметку делаете, что не знаете, почему они не пришли. Хотя прекрасно знает, что мы болеем. П. Ф.: И эти графики встреч... Их составляют в опеке, у нас никто не спросил наше мнение. Как это вообще все делается-то, без нас? Почему я по первому требованию Малюги должен бросать своих детей, свои дела и больного ребенка, Дашу, куда-то везти по зиме к тебе на встречу? Да кто ей запрещает приходить? Мы ей даже на выходные хотели отдать Дашу - с пятницы до понедельника. Она позвонила, говорит - нет, я брать так не буду, мне адвокат запретил... О. Ф.: А в опеке Олеся сказала, что она боится брать Дашу - она очень часто болеет, вдруг у нее будет невростенический срыв, она заболеет у нее и тогда Олеся будет в этом виновата... Вот такая причина была. Н. Б.: Олеся вообще всего боится - боится с детьми находиться, а выставляет, что во всем виноваты опекуны, полоскает нас, на чем свет стоит... О. Ф.: Биородители все хотели подарок на новый год передать - предложили им, приезжайте, хоть 4 января, хоть 5-го... Максим 3 января работал - приезжайте 4-го. В итоге она позвонила: "Я заболела, я не могу приехать". П. Ф.: Было даже такое - у Даши подозрение на сахарный диабет, нужно было ложиться в больницу на обследование. Договорились, что Олеся с ней ляжет. Мы уже подготавливаемся к этому, а она вечером звонит - ой, я забыла, у меня же грипп, я не смогу с ней лечь... - Оля, помнишь, вы рассказывали, что в декабре Олеся приезжала, вы разговаривали и вроде бы искренне... О. Ф.: Мне кажется, это тоже была подготовка к суду, чтобы зафиксировать... Она приехала - мне бы только в окошечко на Дашу посмотреть. Мы говорим - да ты что, какое окошечко? Заходи, поиграй с ней. На улице было тепло - на 15 минут ведь можно и на улицу выйти с дочкой, воздухом подышать. Вот тебе и лопаточки, рядом конный клуб - сходите, лошадок посмотрите... У меня было ощущение, что она приехала не к Даше, а с нами поговорить - чтоб мы наладили отношения. Под диктофон, что ли, это было сделано? Потом-то все пошло по-старому... Н. Б.: Не заинтересована она в детях... Не заинтересована... П. Ф.: Олеся везде утверждает, что у меня с ней конфликт. Так может у нее ко мне такое отношение? Я сам ей звоню, предлагаю - давай, ты же хочешь детей вернуть, налаживай отношения с ними. Что ты бегаешь по опекам да полициям? Я сам потом приду в отдел опеки и лично напишу - да, Олеся готова, все хорошо. Тоже был случай - с вечера договорились: надо с Дашей ехать в поликлинику, сдавать кровь. Договорились встретиться в больнице. В итоге Оля приехала туда, сдали они анализы, Олеси не было нигде. А в итоге она растрезвонила, что мы ее обманули, она бегала по больнице - нас искала... О. Ф.: А мне потом из опеки звонят - ну как же так, вы договорились с Олесей Сергеевной встретиться в больнице и не пришли. Да как так? Я объясняю, что мы и к заведующей поликлиники заходили, показывались. Так они не поленились, подняли Татьяну Николаевну (Никонову - прим. ред.), чтобы она проверила - были мы в поликлинике или не были. Она, конечно, подтвердила - потому что мы у нее были в кабинете лично, она конфеткой Дашу угощала, водички наливала... Только после этого нам поверили... Наталия Бухнер говорит, что и она, и Ольга Филиппская часто гуляют с детьми, когда малыши здоровы, конечно. И приемные мамы были готовы к тому, чтобы компанию во время этих прогулок им составили биородители. Фото: личный архив Наталии Бухнер - Вы вообще понимаете, что происходит? Н. Б.: Мы понимаем, что все это делается для суда. Везде для Олеси "зеленый" свет, потому что она гражданка Украины. Для нее все безнаказанно - все боятся связываться... П. Ф.: А что мы должны понимать? Мы живем обычной жизнью, детьми занимаемся, ничего плохого не сделали... Н. Б.: Нас в городе видят люди - как мы с детьми гуляем. Подходят на улице, спрашивают, как у нас дела... У меня только один вопрос к Олесе  - за что она так с нами поступает? О. Ф.: Нет бы - пришла, сказала: "Девочки, я очень хочу вернуть своих детей, поймите меня, поверьте в меня..." На словах, конечно, она говорит об этом, редко, но говорит. Но поступки-то... Сегодня говорит, а завтра - заявление на нас в полицию пишет... П. Ф.: Я сомневаюсь в Олесиных материнских способностях. Не надо это доказывать мне, журналистам, суду, опеке - ты детям это доказывай, чтобы они признали тебя, а не смотрели, как на чужую тетку. Чтобы ты пришла, а Даша к тебе навстречу бежит... О. Ф.: Мы идем в больницу - Олеся один раз с нами съездила, на Рудничный. Я отошла в сторону. Олеся ведет Дашу за руку. Даша зовет: "Мама, ты где?" Олеся говорит - так я мама. Даша говорит: "Неее... Мама, ты где?!" Я иду сзади, говорю дочку - тут я, тут, не беспокойся... Почему так? Очевидно ведь, что Даша ее не принимает. А если Максим придет - он вообще, по сути, ни разу не появлялся за все это время - она, наверное, вообще очень удивится...
Приемные родители говорят, что чувствуют себя почти уничтоженными. "Нас растоптали, - плачет Наталия Бухнер. - Мы не знаем, кому верить. Мы никому и не верим уже... Потому что на словах все на нашей стороне, а на деле..." Когда стало известно, что кассационная жалоба отклонена, приемные родители Даши и Богдана несколько дней ни с кем не могли даже разговаривать. "Вчера ездила в больницу с чемпионом, - рассказывает Наталия Бухнер. - Плакали вместе с врачами... Я с ума сойду, если это случится". Для Ольги и Павла Филиппских перспектива расстаться с Дашей - настоящая драма. "Мы не знаем, как к этому относиться вообще, - говорит Ольга. - Мне просто нечего сказать сейчас..." Приемные родители, тем не менее, начали готовить надзорную жалобу, которая будет подана в Верховный суд РФ. Сменили адвоката. 
P.S. Олеся Малюга 11 января приходила в редакцию газеты "Вечерний Краснотурьинск". Благодарила - потому что, по ее словам, если бы эта история не стала достоянием общественности, возможно, она и не смогла бы остановиться, переоценить свою жизнь. Плакала - просила адрес старших детей, которые сейчас проживают в приемной семье и в отношении которых Олеся лишена родительских прав.  Говорила, что хочет рассказать людям о том, как изменились ее взгляды, готова доказать, что опекуны детей чинят ей препятствия и обижают ее. Но на интервью, которое переносилось дважды, так и не пришла.
<!-- Revive Adserver Asynchronous JS Tag (click tracking for: Revive Adserver) - Generated with Revive Adserver v4.1.4 -->
<ins data-revive-zoneid="121" data-revive-target="_blank" data-revive-ct0="{clickurl_enc}" data-revive-id="c0ddefbcfdef3d8799b8ed1e273c087f"></ins>
<script async src="//adv.rifei.info/www/delivery/asyncjs.php"></script>
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных