В Москве суд отпустил из СИЗО Анну Павликову и Марию Дубовик - девушек, обвиняемых по делу "Нового величия"

Вечером 16 августа Дорогомиловский районный суд Москвы смягчил меру пресечения участницам «Нового величия» Анне Павликовой и Марии Дубовик, обвиняемым в создании экстремистского сообщества с помощью чата в Telegram (282.1 УК РФ). Как передает корреспондент Znak.com, обе девушки отправлены под домашний арест из СИЗО, где пробыли последние пять месяцев.
С ходатайством об изменении меры пресечения участницам «Нового величия» в суд обратился следователь. Он заявил, что сейчас по уголовному делу все свидетели допрошены, судебные экспертизы назначены, кроме того, у Павликовой и Дубовик в СИЗО-6 начались проблемы со здоровьем. Государственный обвинитель доводы своего коллеги поддержал и также попросил судью Ирину Деваеву отпустить фигуранток под домашний арест. Хочется отметить, что еще ровно неделю назад и следователь, и прокурор убеждали другую судью Дорогомиловского суда — Юлию Рудакову — в том, что Павликова и Дубовик совершили тяжкое преступление группой лиц по предварительному сговору, якобы каждая может оказать давление на свидетелей по уголовному делу. Кроме того, ни следователь, ни государственный обвинитель не учитывали состояния здоровья обвиняемых, а все ходатайства стороны защиты называли «недостаточными». Единорог Анны Павликовой, с которым ее мама пришла вчера в суд. Фото: Анастасия Мельникова/Znak.com  

Что происходило вчера в суде - в репортаже журналиста Znak.com Анастасии Мельниковой.

Вчера у здания Дорогомиловксого суда Москве около полудня собралось около 100-150 человек, подавляющее число из которых — журналисты, фотографы и операторы. Приставы с недовольными лицами пропускали представителей прессы в здание суда, уверяя, что процесс по изменению меры пресечения Павликовой и Дубовик начнется нескоро. На четвертом этаже, у зала № 423, уже толпились десятки человек. Часть из них приходили 15 августа на «Марш матерей». И женщины разных лет, и подростки, и мужчины делились друг с другом впечатлениями от марша, заботливо спрашивая, не простудился ли кто. В ожидании начала заседания мать Анны Павликовой — Юлия — тихонько сидела на лавочке, сжимая руке плюшевого единорога — любимую игрушку дочки Ани. Женщина была очень бледной, говорила, что у нее кружится голова. «Конечно, у меня теплится надежда . Но я ничего бы не хотела говорить. Я хочу услышать, как судья скажет, что моя Аня поедет домой», — Юлия Павликова, страдающая рассеянным склерозом, старалась держаться.  Она улыбалась всем, кто подходил ее поддержать, каждому говорила «спасибо», хотя было видно, что каждое слово женщине дается с трудом.
  Перед тем, как конвой стал заводить Анну Павликову в зал судебного заседания, приставы отчаянно старались отодвинуть прессу от дверей зала. «Я сказал разойдитесь! Вы что не слышите? Вы не понимаете? Быстро все сделали два шага назад! Бегом!» — пристав лет 40 кричал так громко, что его лицо побагровело, а на лбу выступили большие капли пота. Попасть в зал судебных заседаний удалось немногим — только близким родственникам и представителям крупных СМИ, чьи названия по списку произносила пресс-секретарь суда.
Анну Павликову забрали из СИЗО еще рано утром, весь день девушка находилась в автозаке без еды и воды. Как только Павликова увидела маму и сестру Анастасию, то сразу попросила дать воды. Сестра протянула одному из конвоиров запечатанную бутылку воды. «Никакой воды. Это запрещено», — железным голосом произнес силовик. «Это просто вода! Просто вода. Она закрыта, вот посмотрите. Моя сестра просто хочет пить», — умоляла Анастасия Павликова конвоира. Но просьбы родственницы лишь взбесили сотрудника полиции, он сделал несколько стремительных шагов к Анастасии Париковой, но конвоира остановили коллеги: «Успокойся».
Заседание началось только в 16.45 по московскому времени. Девушка была в суде в белой футболке с надписью «FREE», которую долго просила у мамы в СИЗО. В руках Павликова сжимала книгу Александра Панчина «Сумма биотехнологий». На голове у Ани была ее уже традиционная прическа — косы, которые ей в изоляторе заплетают другие арестованные. Кстати, как позже выяснилось, в СИЗО девушку намеренно обстригли, потому что иметь длинные волосы там запрещено. «Мы передавали в СИЗО для Ани пять тысяч рублей, чтобы она сходила к парикмахеру. В итоге ее стригли сотрудницы СИЗО какими-то тупыми ножницами, грозились, что могут и еще короче обкорнать», — рассказал Znak.com отец Анны Дмитрий Павликов. Судья Ирина Деваева с пристрастием расспрашивала Аню Павликову, чем она болеет, у каких врачей наблюдается, кем работала, как себя обеспечивала, сколько комнат в ее квартире. Девушка еле слышно отвечала Деваевой, судья из раза в раз просила Павликову говорить громче. «Как это унизительно», — шептал кто-то в зале. «Я требую тишины в процессе», — молниеносно реагировала судья.
  Когда Деваева вернулась из совещательной комнаты и стала зачитывать свое постановление, все слушатели с замиранием сердца ловили каждое ее слово. Зал притаился настолько, что даже вибрация телефона казалась оглушительно громкой. Мать и сестра Павликовой тихонько молились. Когда Деваева лишь произнесла «суд находит возможным изменить меру пресечения», у родственников покатились слезы из глаз. Они стали обниматься. Все в зале начали радостно переглядываться, говоря шепотом: «Да-да-да! Это победа! Мы победили!» И, кажется, только сама Аня Павликова не понимала, что буквально через несколько минут она отправится домой. Когда судья закончила читать постановление, зал судебных заседания наполнился овациями и криками: «Победа! Свобода!». Дмитрий Павликов примкнул к «аквариуму», где сидела его младшая дочь: «Аня, ты едешь домой!». Павликова спешно стала распускать свои косы, ее руки то и дело путались в волосах. На лице обвиняемой засияла улыбка, а слушатели и некоторые журналисты заплакали. Выводили из зала суда Аню Павликову снова приставы, на ее руках уже не было наручников. Семья Павликовых поблагодарила всех за поддержку, но постаралась спешно уйти с территории Дорогомиловского суда. Они наконец-то вместе едут домой. «Это еще не победа, не надо нас поздравлять», — сказал Дмитрий Павликов, глаза которого блестели от слез.
Тем временем на часах уже было около 19 часов. В тот же зал № 423 заводили уже другую участницу «Нового величия» Марию Дубовик. Надо отметить, что здание суда несколько опустело. Все участники процесса судебного процесса (за исключением родственников Марии Дубовик и ее самой) испытали дежавю: те же слова судьи, те же механические, заученные фразы из уст следователя и прокурора.
Во время судебного процесса судье Ирине Деваевой пришлось допросить в качестве свидетеля мать Марии Дубовик — Наталью Себостьянову. Все дело в том, что для отправки обвиняемой под домашний арест суд должен установить, по какому адресу Мария Дубовик будет находиться. Девушка была зарегистрирована в квартире в Москве, которая досталась ее матери в наследство, а фактически проживала с семьей в частном доме в Подмосковье. Этим домом владеет Наталья Себостьянова, у которой суд спрашивал согласие, чтобы Дубовик в нем содержалась под арестом. Адвокат Марии — Максим Пашков — обратился к суду с ходатайством, чтобы в случае избрания в отношении Дубовик меры пресечения в виде домашнего ареста девушке было позволено гулять и самостоятельно ходить в больницу при необходимости. Отметим, что еще в СИЗО-6 у девушки резко стало падать зрение, а при проведении УЗИ была найдена «опухоль непонятного происхождения». Из-за этого Дубовик даже перевели в СИЗО «Матросская тишина», чтобы девушка была под присмотром врачей.
  Когда Ирина Деваева вновь ушла в совещательную комнату, то слушатели в зале уже были оптимистично настроены. Журналисты даже шутили, что уже заготовили новости, что Дубовик вслед за Павликовой отправится домой. «Я, конечно, надеюсь. Но я еще утром дала себе слово — ни единой эмоции», — сказала мать Марии Наталья Себостьянова. Как и ожидалось, судья Деваева отправила девушку под домашний арест. После долгожданных слов родители Дубовик стали креститься и обнимать друг друга. Маша, стоя в «аквариуме», сразу поняла: сегодня она поедет домой. Девушка снова ожила, она стала улыбаться и смеяться. На улице у здания суда Марию Дубовик уже ждал ее молодой человек Владимир. Юноша заметно нервничал, то и дело пинал бордюр. «Я буду ходить к ее родителям домой в гости формально. Мне же это не запрещено? А у родителей дома будет Маша», — Владимиру казалось, что он смог обмануть систему, что он нашел способ встречаться с любимой. Однако адвокаты поспешили юношу предупредить, что такого делать не стоит. «Сходить-то, конечно, можно, но вот как потом это трактует суд. Зачем рисковать?» — объясняли адвокаты. Как только Мария Дубовик показалась на улице, вся ее группа поддержки стала кричать «ура». Молодой человек Марии Дубовик робко подошел к ней, было видно, как влюбленные долго не виделись, но поцеловать друг друга они не решились — смущались множества телекамер. В какой-то момент Мария тихонько сказала Владимиру: «Потом». Молодой человек кивнул в ответ. У здания суда Машу ждали адвокаты Анны Павликовой и ее отец — Дмитрий Павликов. «Куда же мы уйдем? Чем Маша хуже нашей Ани? Ее тоже надо было поддержать», — говорили они. «Как же хорошо, что девочек отпустили! Только вот в СИЗО продолжают оставаться еще двое мальчиков . Они-то как вообще?» — говорили между собой люди, покидающие территорию суда. «А что парни? Будем и за них биться. Это только первая победа. Дальше и дело закроем, и тех, кто его возбудил, накажем», — уверенно ответил на это парень лет 19-ти со взъерошенными волосами. «Накажем (горькая усмешка) … Лишь бы приговор им всем вынесли не очень суровый», — еле слышно произнес седовласый мужчина, который, кажется, и не хотел быть услышанным воодушевленной молодежью.
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных