Все как по Манаслу

Автор: Екатерина Баязитова Уралец в составе краснодарской экспедиции совершил восхождение на одну из величайших вершин мира – гималайский восьмитысячник Манаслу. Меньше месяца команда россиян потратила на покорение восьмого по величине "зубца" из "Короны земли" – так альпинисты называют 14 гор, возвышающихся над уровнем моря более чем на 8000 м. Правда, высота далась не всем. Отметку 8156 м достигли девять из 16 спортсменов. Наш земляк Павел Чернов в их числе. Фото: инстраграм Павла Чернова Селфи с вершины. 26 сентября 2017 года, Манаслу, Непал. Фото: инстраграм Павла Чернова – Паша, с такой высоты, наверное, Россию видно? – Оттуда, действительно, видно очень далеко, как говорят альпинисты: миллион на миллион! – Для Павла это первый восьмитысячник, но далеко не первая вершина. – В целом экспедиция действительно прошла очень гладко, результат налицо и неплохой – 9 восходителей и ни одного пострадавшего – это, пожалуй, даже важнее. Были, конечно, сложности, но все решалось в рабочем порядке, без нервов. В своем желании участвовать в экстремальном мероприятии тридцатилетний спортсмен не сомневался. Сомневался, что возьмут: поход «Кубань-Манаслу», приурочен к 80-летию образования Краснодарского края, организован и проходил при поддержке краевого правительства и, разумеется, участников набирали не "по объявлению" – за плечами у некоторых уже были успешные восхождения на восьмитысячники. Руководителем группы назначили Ивана Аристова, опытного альпиниста, побывавшего не только на самых высоких вершинах СССР (за что получил звание "Снежный барс"), но и имеющего в резюме восхождения на Макалу, К2 (Чогори) и вершину мира – Эверест. Павла в основной состав экспедиции утвердили за две недели до вылета. Стартовали россияне 4 сентября из Краснодара. Прибыли в Катманду (столица и крупнейший город Непала), где два дня решали организационные вопросы и оформляли документы на восхождение. Затем день ехали на автобусе, день – на джипах, четыре дня шли пешком (так называемый трекинг). После прибытия в базовый лагерь началась основная часть: установка высотных лагерей, акклиматизация и выбор тактики штурма вершины. На словах, да и в представлении людей, от гор далеких, все вроде просто и понятно. На деле – каждый шаг – борьба. Борьба с природой. Борьба с собой. Участники экспедиции по мере возможностей делились фотографиями и комментариями в социальных сетях. Мы собрали эти отчеты в хронологической последовательности – получился своеобразный дневник, по которому можно пройти (условно, конечно) нелегкий путь вместе с российскими альпинистами. – Успел подготовиться за две недели? – В такие горы просто так не съездить, это не поход выходного дня. Подготовка шла почти год. Подготовка к горам – это и есть хождение в горы, поэтому можно каждое восхождение в этом году, да и раньше, засчитывать как подготовку! В этом году Паша забирался на Эльбрус, был на пике Ленина, участвовал в гонках и забегах (горных в том числе). Несколько лет назад из Екатеринбурга он переехал в Краснодар. Сейчас работает горным гидом – водит туристические группы на кавказские вершины, в том числе на Эльбрус. Кавказ, Памир, Альпы, теперь Гималаи. А вспыхнула страсть к горам, да-да, – на Урале!
– Видимо большое влияние оказал Конжак. Однажды друг отца Воздвиженский Павел Сергеевич пригласил ребят (у Павла два брата – Константин и Юрий – прим.авт.) на марафон. Впоследствии они вместе бегали несколько марафонов по Уралу и Европе (ТрансАльп), – рассказала Елена Чернова, мама Паши. – Мы с мужем биологи и по горам никогда серьёзно не ходили. Так по местным: Зюраткуль, Таганай, Иремель, Ишерим. В 12 лет отец водил всех братьев на Таганай. В детстве они все ездили с нами "в поле" на работу – по три месяца жили в пустыне (Каракумы, Устюрт) без всякой цивилизации, в палатке. Может поэтому им и не сидится сейчас.
О предстоящем участии сына в экспедиции на Манаслу Черновы узнали от него самого – сообщил, когда его кандидатуру утвердили. Родители порадовались, видя насколько счастлив сын, но опасения не скрывали:
– Мы от знакомых альпинистов наслышаны были о последствиях бескислородных восхождений и очень просили его так не рисковать. Паша – очень разумный парень и неоправданный риск не для него, мне кажется. Правда, он себе позволяет соло-восхождения на Эльбрус. Но мы надеемся, что он знает, что делает. Конечно, мы очень переживаем и ждём любой весточки, когда он уходит в горы или убегает, – поделилась Елена.
Пересечение трещины глубиной более 30 м. Манаслу, Непал. Фото: страница VK Сергея Баранова Пересечение трещины глубиной более 30 м. Манаслу, Непал. Фото: страница VK Сергея Баранова Весточки о ходе восхождения родные Паши собирали из всевозможных источников. Когда он не выходил на связь – искали в Интернете сообщения от краснодарского альпклуба. Когда клуб альпинистов не публиковал новости – искали информацию от других экспедиций (одновременно на Манаслу поднимались несколько групп из разных стран). Всем сразу же делились друг с другом в чате "Семья" в Телеграм. – Огромное облегчение и радость испытали, когда пришло сообщение о восхождении группы на Манаслу. Костя написал в семейном чате: "Сверхмолния: Паша зашёл на Манаслу. Спустились до лагеря" – это кто-то ему из Краснодара сообщил, видимо, из клуба кто-то. А на следующий день сообщение от Паши "Семья, привет!". Ну и тут начались поздравления, расспросы. Мы все гордимся им! К слову про Конжаковский камень – Паша восемь раз бегал марафон "Конжак". Поднимался и на Косьвинский, и на Серебрянский камни. На инфографике сопоставлены макушка Свердловской области, высшие точки России и первые восемь вершин мира. – Да, Пашу Чернова я знаю, он свердловчанин, у него около 10 марафонов "Конжак". Он одно время бегал трейлы-многодневки в Европе, в Альпах, – Александр Никишов, директор международного горного марафона "Конжак" внимательно следит за стартами, успехами и достижениями конжаковцев. – Что ж, отлично, в нашей обойме уже четвертый конжаковец, который поднимался выше 8 тысяч. Первые трое – Алексей Болотов, Геннадий Кириевский, Александр Биченко. Останки палатки в лагере-1 (5700). Починить удалось после некоторых трудов. Фото: страница VK Сергея Баранова. Останки палатки в лагере-1 (5700). Починить удалось после некоторых трудов. Манаслу, Непал. Фото: страница VK Сергея Баранова. Александр Алексеевич восхождение на восьмитысячник считает тяжелейшим испытанием. В том числе из-за дефицита кислорода, который уже ощутим на гораздо менее значимых высотах. Два участника краснодарской экспедиции Елисеев Александр и Кадошников Николай поднялись без использования кислородных баллонов. – Что тебя звало туда? Ну, кроме команды, конечно. – Как, что звало? Это ведь Гималаи! Во-первых, это цель – восьмитысячник, перед ней чувствуешь неподдельный трепет. Затем подготовка – огромная работа организаторов и участников. Накануне поездки на Манаслу участники экспедиции совершили акклиматизационное восхождение на Эльбрус. Испробовали снаряжение, прикинули по продуктам. На youtube есть видео, в котором Иван Аристов рассказывает о тренировочном восхождении,  а также о подобранной команде. https://www.youtube.com/watch?v=awJZ5zYQzcc
– Сейчас, когда экспедиция позади, кажется, что вы достаточно оперативно и часто выкладывали отчеты в Интернет – раз в несколько дней. Неужели на такую высоту кроме смельчаков поднялась и цивилизация? – Базовый лагерь вполне комфортен для жизни. Установлен среди камней, тут есть туалет, кухня и столовая, индивидуальная палатка, электричество, душ и даже слабенький интернет! Пару раз выпадал снег, но в хорошие дни можно ходить в футболке. Верхние лагеря в снегу, там все суровее и холоднее!
Лагеря находятся на следующих высотах: Базовый лагерь 4950 м Первый 5600 м Второй 6300 м Третий 6800 м Четвёртый 7450 м (в этой экспедиции не использовался)
– Самым тяжёлым в физическом плане для меня стала установка лагерей. Это и понятно, организм только начинал привыкать к высоте, там каждый шаг борьба! – Как спится на высоте, какие сны снятся? – Спится, соответственно, чем выше, тем хуже. Но недостаток кислорода заставляет мозг генерировать очень яркие сны, если, конечно, у Вас нет проблем со сном. – А как вы грелись наверху, там ведь костер не разжечь. Только одежда? – Какие костры, нет, конечно! (Смеется – прим.авт). Хотя, газовая горелка почти костер и греет отлично, только в палатке опасно, можно задохнуться. Так что, в основном, это хорошая пуховая одежда и спальники. Отдельный момент – это обморожения на высотных восхождениях. Тут спасают тройные ботинки и иногда химические грелки внутрь них. – "Тройные ботинки"? – Да, да, тройные ботинки (Смеется – прим.авт). Такое бывает. – Сколько же килограмм одежды на вас было?! – Сколько кило одежды не могу сказать, вот кислорода было два баллона по 3,5 кило, использовал только один в итоге. – А чем питались? Наверное, в экстремальных условиях небезопасно экспериментировать с непривычной кухней... – В нашем лагере работала целая бригада на кухне, готовили много и разнообразно, но непальская еда, пожалуй, не самая интересная. Через неделю взяли инициативу в свои руки и приготовили 3 ведра борща, это был праздник! – Судя по фотографиям, маршрут на Манаслу очень популярен. – Да, базовый лагерь огромный, это целый город, маршрут действительно популярный, особенно в этом году. Отчасти возможно это связано с запретом Китая на некоторые маршруты в Гималаях с их стороны. – Это же все очень дорого! И билеты, и снаряжение... – Экспедиция была приурочена к 80-летию образования края, финансировалась из бюджета и за счёт спонсоров. Своих вложений минимум.
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных