Home » Блог » Андрей Тетеревков » По прозвищу Пиджак

По прозвищу Пиджак

Андрей Тетеревков

Андрей Тетеревков

Я сидел в парке и о чем-то размышлял, когда к скамейке подошел незнакомый мне дедуля. Пожилой человек попросил разрешения присесть. Я ответил, что это отличная идея и, разумеется, я не возражаю. Худой, жилистый, седой, да еще и в пиджаке – он напомнил мне садовода в салоне автобуса, на коих я в детстве насмотрелся предостаточно. Пенсионер не торопился «с посадкой». Он очень аккуратно снял с себя видавший виды пиджак и так же осторожно повесил его на сучок рядом растущего дерева, словно на вешалку.

Машинально стряхнув ладонью невидимую грязь с пиджака, дедушка, наконец-то, присел подле меня. А еще спустя несколько секунд он по-стариковски завел со мной разговор:

— Молодой человек, как вы относитесь к пиджакам? — медленно поворачивая голову в направлении меня, заговорил он.

— Положительно, — опешив от такого вопроса, ответил я.

Заметив, что вопрошающий меня пожилой человек ожидал услышать какой-то другой ответ, возможно, более развернутый, и, побоявшись показаться жадным на слова, я добавил:

— Очень положительно.

— У каждого мужчины должен быть пиджак, — продолжил дед. — Это боевой товарищ, за которым нужно следить и ухаживать. Я со своим пиджаком многое пережил. Мы многое повидали и похоронят нас тоже вместе. Вот у вас, молодой человек, есть пиджак?

Отвечать на этот гардеробный вопрос мне не пришлось. Разгоряченный пенсионер куда-то спешно засобирался. Эффектно сняв пиджак с сучка, словно с театральной вешалки, он зашагал прочь.

Я какое-то время наблюдал за его отдаляющимся силуэтом. Дедуля напомнил мне об удивительном персонаже из моего уральского прошлого по прозвищу Пиджак.

Уже и не вспомню, при каких обстоятельствах мне довелось познакомиться с Пиджаком. Было это в Екатеринбурге, во времена моей юношеской смуты и становления. Бестолковые знакомства, желание принарядиться и казаться не таким, какой ты есть на самом деле, служить мелким работником в малоперспективном месте, быть как все и любить «Плотинку» – если кратко, то так можно описать мое бесславное пребывание в городе «Е».

В разных обстоятельствах мне пришлось побывать тогда, и некоторых моментов я и по сей день стыжусь. Судьба сталкивала меня лоб в лоб, словно пасхальное яйцо, с разными персонажами. Чаще (увы!) — с непорядочными, но встречались и вполне приличные люди. Пиджака я причисляю именно к таким.

Это был стройный, изящный, с овальным лицом и с мешочками под глазами молодой человек. Многим в нашей бездонной компании он не нравился. Много шутил, умничал и улыбался. В те сладкие моменты, когда Пиджак пребывал в хорошем расположении духа, он был великолепен. Ему не составляло труда завладеть вниманием любой, даже самой скверно настроенной аудитории. Такие как он — вызывают зависть у скупых мыслями окружающих. Его голова, как бабушкин сундук, хранила в себе кучу небрежно набросанных историй, рассказов, стихов. Казалось, не существует такого жизненного случая, на который у него бы не нашлось интересной и смешной истории.

Девушкам Пиджак нравился, и они заочно проявляли к его персоне недюжинный интерес, но общаться с ним не рисковали. В разговорах дамы отчего-то смущались, теряли окрас лица, морщились, щурили глаза и начинали нервно теребить цепочку. Сдается мне, они боялись быть высмеянными им. Для Пиджака не было авторитетов и табу. От его взгляда, как от флюорографического аппарата, не могла пройти незамеченной ни единая мелкая деталь. Именно мелкая. Большим деталям Пиджак не предавал никакого значения, ибо заметить ее могли многие, а это уже не так интересно.

Мне было скучно и тесно находится в этой вялой компании. Сейчас, анализируя те времена, думаю именно из-за Пиджака, я поддерживал общение с ее участниками. Что в этой компании делал сам Пиджак – неизвестно. Возможно, он просто любил озираться по сторонам и наблюдать за поведением людей, изучать привычки.

Мы как-то сразу поладили с Пиджаком, не сказать что дружили, но испытывали взаимный комфорт от общения. Про такие отношения в книжках пишут «сошлись характером».

Несмотря на скромный заработок, Пиджак любил делать широкие жесты. Мне запомнилось, как в одну из наших первых встреч он выделил мое появление в компании:

— Я категорически вас приветствую, мой дорогой друг! – обратился он ко мне и протянул непочатую бутылку вина.

На первый взгляд могло показаться, что Пиджак балагур и живет как-то наугад. На самом деле, каждое его слово или поступок имели какой-то смысл. Он ничего не делал просто так.

Да, кажется, поддавшись сладким воспоминаниям, я совсем забыл поведать читателю, откуда произошло прозвище Пиджак. Как на самом деле его звали, знают единицы. Я, конечно, знаю его имя и даже фамилию, но не вижу смысла это озвучивать. Поверьте, его паспортные данные самые обыкновенные, не имеющие к прозвищу никакого отношения. Удивительно другое: где бы не появлялся Пиджак, на нем непременно был надет пиджак. Иногда его дополняли аксессуары вроде бабочки или платка. Неважно, какое сейчас время года, или который час – он всегда был при параде. У него были сотни пиджаков, которые он менял по несколько раз за день, в зависимости от ситуаций. Такое изобилие нарядов многих отпугивало. В его гардеробе имелись специализированные пиджаки: для занятий спортом, для похода в магазин, в кино, на природу, для дома, для сна. Поговаривают, что даже для любовных утех у него имелся свой сюртук. Он заранее планировал свой день, и если заскочить домой переодеться у него не получалось, то он брал пиджаки с собой. Причем крайне аккуратно складывал их, боясь помять или запачкать. Джентельменский предмет одежды всегда смотрелся на Пиджаке стильно и ухоженно.

pidzhak

Однажды, Пиджак угодил в больницу. Виной послужил его характер, длинный язык, крепкие кулаки оппонента и хрупкие ребра самого оратора. Уверен, что когда его избивали, в глубине души он хохотал от комичности ситуации. Это были последние деньки перед моим переездом в Петербург, я уже мало с кем поддерживал общение, а потому о случившемся узнал не сразу. Несмотря на массу собственных забот, мне почему-то захотелось увидеть Пиджака.

В массивном больничном здании отыскать Пиджака не составило большого труда. Стоило только упомянуть о пациенте в пиджаке, как проходящий мимо врач изрек: «Да, да, знаем такого. Это вам на третий надо. В травму».

В не самой просторной палате было многолюдно. Меня это нисколько не удивило. Пиджак лежал на больничной кровати, перемотанный бинтами, поверх которого был надет желтый пиджак, который отлично гармонировали со стенами. Он живо рассказывал присутствующим очередную забавную историю из жизни. Увидев меня, Пиджак улыбнулся.

Кажется, впервые за несколько лет знакомства я увидел на его лице настоящую улыбку, до этого, складывалось впечатление, что делал он это через силу. Пиджак довел историю до конца, а потом попросил слушателей, большинство из которых было в гипсе, дать ему несколько минут для разговора с товарищем. Наша беседа была непродолжительной. Какие-то глупые подбадривания, пожелания здоровья и прочая бесцветная шелуха. Перед уходом я сообщил Пиджаку, что уезжаю и вероятнее всего с ним больше не увижусь.

— Что за кислые проводы, Андрюха? – почесав нос, сказал Пиджак. Было видно, как из-за переломов, ему тяжело дается это простое движение.

— Иди, давай, чемоданы собирай, — сглотнув слюну, продолжил он. — Мы же с тобой сто летов жить будем…. Увидимся еще.

Последнюю часть он прокричал мне уже вдогонку.

В свой крайний приезд на Родину мне удалось встретиться с Пиджаком. Я созвонился и предложил встретиться. Он нехотя, пробормотал какую-то причину, по которой он не может этого сделать. Затем, через небольшую паузу, Пиджак предложил заехать к нему в гости.

Добрался до адреса я достаточно быстро. В голове то и дело всплывали воспоминания о былых похождениях с Пиджаком и мысли о том, как замечательно я сейчас проведу время в компании доброго товарища. Дверной звонок не работал, поэтому в массивную дверь пришлось громко тарабанить, чтобы услышали жильцы. Дверь открылась, на пороге стоял Пиджак. В домашних тапках, с бородой, из-под майки выпячивался живот. Пиджака на нем не было. Скупое приветствие на лестничной площадке. Из квартиры доносился женский смех и звуки вечернего чаепития. Приглашения зайти внутрь так и не поступило. Я почувствовал себя неуютно и спешно попрощался.

Наверное, прав был дедуля утверждая, что нельзя изменять своему пиджаку, как верному товарищу. Иначе этот стильный предмет гардероба может жестоко отмстить, превратившись в растянутую майку-алкоголичку. Со всеми, вытекающими из этого, последствиями.

comments powered by HyperComments

Поделитесь новостью в социальных сетях



Вазген Иваныч
2015-07-03 15:07:28
Молодец парень! Успехов тебе в "культурной" столице. И запомни, не прекращай писать. Текста у тебя всё лучше.