Home » Контент » Город » В Краснотурьинске суд не отсрочил передачу Даши и Богдана кровным родителям

В Краснотурьинске суд не отсрочил передачу Даши и Богдана кровным родителям

В среду, 27 сентября, в краснотурьинском городском суде с утра и практически до вечера решали судьбу двух маленьких детей. Из приемных семей, где Даша и Богдан прожили около года (девочка — с августа 2016-го, мальчик — с декабря), их возвращают кровным родителям Олесе Малюге и Максиму Старкову. Подробнее о том, как малыши попали в приемные семьи — здесь. Приемные родители Филиппские и Бухнер обратились в горсуд с заявлениями об отсрочке исполнения судебного решения (напомним, 11 июля областной суд вынес определение, отменившее ограничение в родительских правах для кровных родителей. Согласно этому решению дети должны быть возвращеныв биологическую семью 11 октября). Основания для отсрочки передачи Даши и Богдана, по мнению приемных родителей, есть.

Почему еще рано

*Оба биологических родителя в настоящий момент не работают — каким образом они будут содержать детей?

*У обоих биологических родителей внушительная задолженность по алиментам.

*Встреч, которые должны были проходить в режиме два раза в неделю, фактически было значительно меньше — дети часто болели, на руках у приемных родителей есть медицинские справки об этом. А от кровных родителей, говорит Ольга Филиппская, не исходило инициативы о встречах вне графика.

*У Богдана есть ряд заболеваний, требующих постоянного лечения, но у кровных родителей сейчас нет финансовой возможности, чтобы обеспечить это. А в отношении Даши отец до сих пор ограничен в родительских правах.

*Эмоциональная связь и детско-родительские отношения, как следствие, не установлены.

Даша и Богдан стремятся к контакту друг с другом, отмечают краснотурьинские психологи. И это заслуга опекунов — Филиппские и Бухнер друг для друга стали практически родственниками. Фото предоставлено Наталией Бухнер

— Мы считаем, что нельзя так издеваться над детьми, — говорит Ольга. — Ни Даша, ни Богдан не готовы к этому — они не воспринимают Олесю и Максима как родителей, вообще как близких, знакомых им людей. Да и сами они, кровные родители, по-моему, не готовы — ну нет у них навыков воспитания детей, общения с ними. Олеся не может успокоить ребенка, когда он плачет, ну не получается у нее пока… Я считаю, родительству в данной ситуации надо еще учиться. И ставить эксперимент на детях — через сколько дней плача и истерик они успокоятся и смирятся — это просто не по-людски.

На прошлой неделе, 22 сентября, в Комплексном центре соцобслуживания населения состоялась встреча кровных родителей с маленьким Богданом. Приемную маму специалисты центра попросили выйти из комнаты, чтобы у Олеси и Максима была возможность установить истинный контакт с ребенком. Не получилось. «Анализируя общение с Богданом со стороны Малюга О. С. констатируется минимальный арсенал приемов общения с малышом, однообразные действия, неуклюжие тактильные контакты (ребенку дискомфортно на руках без правильного фиксирования позы лежа, стоя), — сообщается в дополнению к аналитической справке от организации психолого-педагогических встреч. — Ребенок находился на руках у Малюга О. С., непрерывно кричал, утомившись, задремал. Старков М. В. наблюдал за происходящим отстраненно спокойно, единожды обратившись в сторону ребенка, желая его успокоить: «Не реви, поросенок мой». На предложение спеть колыбельную ребенку Старков М. В. ответил, что может спеть песню из репертуара группы «Сектор Газа». Малюга О. С. в процессе общения с ребенком называла его «Мой птенчик». При появлении в помещении через 30 минут Бухнер Н. М. (приемная мама — прим. ред.) ребенок обрадованно оживился, был передан приемной матери».

Даша в тот день, 22 сентября, тоже встречалась с биологическими родителями. Специалисты КЦСОН зафиксировали: девочка отстранена, не стремится вступать в контакт с ними. «Считаем важным эпизод проявления возмущения со стороны Малюга О. С., когда Дарья уронила леденец на землю Олесю Сергеевну очень рассердила неловкость ребенка, — пишут специалисты КЦСОН. — Фигуры кровных родителей не вызывают эмоционального отклика у детей, детско-родительские связи отсутствуют».

Это заключение было предоставлено в суд 27 сентября, но, видимо, не сыграли роли. Аргументы специалиста городского отдела опеки и попечительства Людмилы Дятловой, которая поддержала заключение своих коллег о том, что отсрочка передачи детей необходима — в интересах и Даши, и Богдана, тоже ничего не изменили. По словам приемных родителей, представители городской прокуратуры в обоих процессах — история каждой семьи рассматривается отдельно — настаивали на возвращении детей в кровную семью. Логика простая — чем дольше малыши будут жить в приемных семьях, тем сильнее привыкнут, а чем скорее родные родители окажутся рядом с ними в режиме 24/7, тем быстрее у них все получится — семья воссоединится.

— Олеся в суде тоже об этом говорила, — вспоминает Наталия Бухнер, — и в чем-то она права, ее рассуждения понятны. Но ведь наши страхи и сомнения — они тоже есть. Это даже измерить можно, потому что это конкретные вещи. Условия проживания — подходят для двух маленьких детей? Есть ли у биородителей деньги, чтобы дети были хорошо накормлены, одеты-обуты? Смогут ли они покупать лекарства, которые необходимы? Способны ли они без раздражения управляться с малышами? Умеют ли они в принципе любить? Хорошо, Олеся говорит, что увезет детей в Екатеринбург, в «Аистенок», видимо, будет жить там какое-то время, а Максим останется здесь. Но потом ведь она вернется и что дальше? Или благотворительная организация будет до конца дней содержать эту семью, водить везде за ручку и решать за них житейские проблемы? И за чей счет? А еще интересно, кто погасил за Олесю и Максима долг за общежитие? Пусть тогда выплатят долги за всех, у кого тяжелая жизненная ситуация, но при этом люди и работают, и стараются что-то делать сами. Столько вопросов и — ни одного убедительного ответа…

Сегодня встреча с кровными родителями вновь состоялась. Богдан, едва его отлучали от приемной матери, заходился криком. Даша хоть и лепила какие-то поделки за столиком вместе с Олесей и Максимом, но едва в комнату зашел Павел Филиппский, приемный отец, бросилась к нему — обниматься… А приемные родители сразу после встречи, где, кстати, попросили привлечь в качестве эксперта медицинского работника, чтобы он оценил состояние детей — не вредит ли им такое общение, сквозь слезы и истерики,  поехали в прокуратуру и Управление социальной политики по г. Краснотурьинску. Повезли вот такие письма:

Кроме этого, приемные родители готовят частные жалобы в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда — попытаются отменить определение Краснотурьинского горсуда от 27 сентября и сдвинуть передачу детей кровным родителям на 1 января 2018 года. При этом и Бухнер, и Филиппские готовы помочь Олесе и Максиму чаще общаться с детьми, налаживать с ними отношения и попытаться подружиться.

P.S. Когда на Первом канале выйдет в эфир передача «Мужское/Женское», в которой принимали участие приемные семьи и биологическая мама, пока не известно.

comments powered by HyperComments

Поделитесь новостью в социальных сетях



Новости Краснотурьинска в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами krasnoturinsk.info

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.