Душила шнуром, била, издевалась
Историю маминой нелюбви рассказывает повзрослевшая дочь
Когда речь заходит о домашнем насилии, большинство из нас в первую очередь примеряют это понятие на взаимоотношения между мужем и женой, но на самом деле истории насилия бывают самыми разными. Например, между матерью и дочерью.
30-летняя Марина (все имена героев изменены – прим. авт.) давно живет своей семьей. У нее любимый муж и маленький сын, но о своем детстве она до сих пор вспоминает с содроганием.

Каково это – быть нелюбимым и ненужным ребенком, прятать слезы от мамы, Марина почувствовала еще в раннем детстве. Беременность для ее матери была незапланированной. Девочка родилась недоношенной, и на воспитание ее взяла бабушка. Родители жили в Екатеринбурге, а Марина с бабушкой – в Краснотурьинске. Но отношения у родителей не заладились: отец начал проводить время с другими женщинами, и, чтобы его удержать, Галина Егоровна, мама Марины, снова забеременела. Ненадолго это даже сработало – второй ребенок оказался желанным, а семья вернулась в Краснотурьинск. Жить стали вместе: бабушка, мама, папа, Марина и ее маленькая сестра.

Несмотря на воссоединение семьи, отношение к старшей дочери у Галины Егоровны не изменилось. Младшая дочь, Кристина, получала подарки на праздники, ее победы поощрялись, а на ее проступки очень часто «закрывали глаза». Марина же чувствовала себя лишней: ее ругали, били и не давали заниматься творчеством.
Мать мне всегда говорила: «Да какие у тебя могут быть таланты?» и никуда не пускала, а я хотела петь в хоре, заниматься в цирковом кружке или просто что-нибудь делать руками. Какие-то мои успехи и достижения оставались незамеченными, это воспринималось как должное, ведь я – старшая дочь в семье. Никто даже не задумывался, что хоть я и была старшей, но все же была ребенком.
Марина
Между сестрами отношения тоже не сложились. Кристина чувствовала вседозволенность и пользовалась этим. Она была капризной, не ценила и портила вещи. Однажды Марина не дала Кристине свою любимую игрушку, и та разревелась.

– Мать не стала разбираться, кто прав, а кто виноват, – вспоминает Марина. – Она вбежала к нам в комнату и сразу ударила меня по лицу. И только потом спросила у Кристины, что случилось. После этого мою игрушку у меня забрали и отдали сестре навсегда.
О новых вещах Марине приходилось только мечтать. Возможность подработок появилась только ближе к старшим классам. Фото: www.pixabay.com
Стало совсем плохо, когда умерла бабушка. Воспитанием детей и их учебой в большей степени занималась именно она. После ее смерти обязанность заниматься детьми легла на плечи мамы. Отец тогда уже ушел из семьи, а Галина Егоровна пила и пыталась наладить свою личную жизнь. Воспитание дочерей в эти планы не вписывалось.

Семья жила бедно. Отец хоть и платил алименты, но дети их не видели, одевались в обноски. Марина, как только представилась возможность, начала подрабатывать, чтобы купить себе хоть какую-то одежду. С первого по девятый класс девочка носила одну и ту же куртку: в начальных классах она была Марине велика, а в старших классах, хоть и налезала еще, но выглядело это нелепо – стали короткими рукава. В 14 лет после работы в трудовом лагере Марина за 300 рублей купила новую куртку – у одноклассницы, а другая девочка просто так отдала ей свою шапку. Так что девушке уже было в чем пойти в десятый класс.
– Очень обидно было, что в то время мать одевала своего мужика, покупала ему новые ботинки, а мы ходили в рванье, – вспоминает молодая женщина. – Моя зимняя обувь была ужасна, возможно, ее принесли с помойки: она не грела и у нее были обиты все носки. Из-за этого у меня потом случились проблемы по-женски, ведь я все время очень мерзла.
Мужчин в жизни Галины Егоровны было очень много, разных возрастов. Всегда их появление в жизни мамы сопровождалось употреблением алкоголя и сексуальными утехами, которые периодически заставали девочки. Те мужчины, которые задерживались в семье подольше, сразу устанавливали там свои порядки. Многие не стеснялись избивать девчонок. Но если за младшую дочь Галина Егоровна еще заступалась, то старшей доставалось по полной.
– Одному сожителю все время что-то не нравилось в нас: то мы не так посмотрели, то засмеялись над ним, хотя не смеялись вовсе, – вспоминает Марина. – Помню, как-то я делала уроки по математике и что-то, по мнению этого мужика, не так сказала. Он ударил меня лицом об стол – из носа кровь пошла. Мать вместо того, чтобы заступиться, со словами «Ты что скулишь над тетрадкой?» ударила меня этой тетрадью по лицу.
Марина говорит, что ей всегда было очень обидно из-за несправедливых нападок матери. Она часто плакала, но никогда не показывала своих слез. Став старше, девочка пыталась за себя постоять. Она говорит, что матери никогда не боялась, а вот ее сожители вызывали страх. Марина уже была подростком, когда с одним из маминых «мужей» произошел очередной конфликт: мужчина отбросил девочку в сторону, как тряпку, и она очень сильно ударилась об стену – даже в глазах потемнело.

– Он спросил еще, что это я смотрю на него, как звереныш, а мне, правда, хотелось его убить, – вспоминает женщина. – Эта мысль меня не оставляла в покое, среди ночи я взяла в прихожей топор и подошла к нему. Я была уверена, что зарублю его, но мать проснулась и остановила меня. После этого случая мамин сожитель никогда не ложился спать раньше меня, но больше меня и не обижал.
Галина Егоровна не стала обращаться в полицию с заявлением на своего сожителя. В попытке изнасилования она обвинила Марину, якобы та виновата в том, что носит мини-юбки. Фото: www.pixabay.com
Другой сожитель засматривался на Марину. Он был значительно моложе Галины Егоровны. Соседи сразу заподозрили неладное в этих отношениях и начали говорить ей, что этот парень с ней не из-за большой любви. Ему было 24 года, а ее старшей дочери Марине уже 17 лет. Молодой человек оказался жестоким и агрессивным. Марине часто доставалось от него: он мог в нее бросить дротик от дартса или запугать ножом. Однажды он попытался ее изнасиловать, но девушка вырвалась, а он оторвал ее котенку голову. Тогда девушка разорвала все документы маминого «жениха» и вызвала полицию. Мужчину никак не наказали – Марина в силу возраста не могла самостоятельно написать заявление, а Галина Егоровна не стала этого делать, обвинив в случившемся дочь.
Выпустившись из школы, Марина еще какое-то время жила с матерью, но уже работала. Она получала совсем небольшую зарплату, а новый сожитель Галины Егоровны постоянно обвинял ее в том, что она не помогает платить за жилье. Однажды в ходе словесной перепалки Марина ударила мужчину, и он ее избил. Нетрезвая мать вновь заняла позицию сожителя – помогала избивать свою дочь и душить ее телефонным проводом, чтобы Марина не вызвала полицию. После этого случая девушка съехала из дома к своему молодому человеку...


С тех пор прошло немало времени. Марина завела семью, с мамой и сестрой практически не общается, хотя иногда приходит помогать им по хозяйству. Она говорит, что в отношениях у них ничего не поменялось, но теперь уже и она не хочет их налаживать.
Моя мать мне всегда говорила: вот родишь ребенка и меня поймешь. Я родила ребенка, но не могу понять, как так можно относиться к своей кровинушке? Неужели какие-то приходящие-уходящие мужики могут быть дороже собственного дитя? И почему отношение к одному ребенку всегда хорошее, а к другому – всегда плохое? Я не задавала ей эти вопросы, но мама однажды, будучи в нетрезвом состоянии, мне призналась, что всегда видела во мне конкурентку.
Марина
«Я вижу, ты сегодня плакал...»
Психолог Марина Комарова комментирует историю героини и рассуждает о том, как можно помочь детям
Подобное неблагополучие в семьях, к сожалению, встречается. Думаю, с подобным даже чаще, чем психологи, сталкиваются работники социальных служб, службы опеки. И главная опасность в том, что такие дети с трудом выкарабкиваются из этого семейного сценария и во взрослой жизни часто не могут создать свои полноценные семьи, превращаясь в своих мам и пап.
Конкретно в этом случае возникают вопросы. Например, почему девочка осталась у бабушки? Ведь период раннего детства так важен для того, чтобы сформировались эмоциональные связи мамы с дочкой, в том числе чтобы сформировалось материнское чувство. Почему девочка была нежеланной? Мы ничего не знаем об истории бабушки, дедушки – в какой семье росла мама героини, так что трудно судить о первопричине всего этого ужаса. Непонятно, почему не поддерживались отношения с отцом, были ли другие родственники – тети, дяди, ведь именно в таких родственных связях может найтись ресурс, который позволит ребенку найти выход из семейного тупика.
Бросается в глаза алкоголизация мамы
Когда человек пьет, однозначно, происходит деградация личности, психики в целом, проявляется снижение критичности своего поведения, агрессивность, эмоциональная холодность, гиперсексуальность – поэтому женщина жестоко обращается с дочерью, пренебрегает ею, меняет партнеров. И то, что происходило потом с младшей дочерью, которую ждали и выделяли в семье изначально, – девочка тоже в обносках ходила, как и старшая сестра, – это явно последствия алкоголизма матери.
Как могут дети не сломаться? Это очень сложная история, невероятно тонкие материи. Если мы просто посоветуем детям не умалчивать ситуацию, не все дети нас услышат. У ребенка нет опыта, который позволил бы ему адекватно оценить происходящее и понять, что он нуждается в помощи. Дети зависят от родителей, какими бы они ни были, они очень нуждаются в родительской любви, боятся ее потерять, даже обижаясь и злясь. Могут бояться и повторного физического насилия.
В случае с героиней этой истории мы наблюдаем счастливый финал – она смогла выжить, смогла найти в себе силы на создание семьи, родила ребенка, к которому относится совсем иначе.

Марина Комарова, психолог, эксперт проекта "ВК" о проблемах домашнего насилия
Дети – самые незащищенные, уязвимые. Поэтому взрослые – все, кто соприкасается с ребенком – должны просто не быть равнодушными. Это не значит, что надо сразу же начинать войну с семьей, хотя иногда, когда речь идет о физическом насилии, первое, что приходит в голову, – вытащить ребенка из этого ужаса. Подход к семейным историям может быть только индивидуальным, ведь не редкость, когда взрослый человек, выросший в аналогичном семейном сценарии, просто не понимает, что он причиняет вред. По сути, первые, кто могут помочь, заметить – это соседи, воспитатели, учителя, медики… Если вы видите, что ребенок явно плакал, ничто ведь не мешает спросить, что случилось?
Не молчите
И, конечно, если вы видите, что происходит что-то не то, – да, надо обращаться к специалистам, которые очень-очень бережно смогут начать долгий путь к спасению ребенка, а, может, и семьи.
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных