Краснотурьинск
1 °C
$70,13
81,74
Присоединяйтесь к нам:

«Спасибо, что остановил»: бывшие осужденные благодарят судью, который отправил их за решетку

«Спасибо, что остановил»:  бывшие осужденные благодарят судью, который отправил их за решетку
Март 2020 года. Вадим Химченко на процессе по уголовному делу о поножовщине в "стекляшке" разъясняет одной из подсудимых права. Фото: Александр Сударев, "Вечерний Краснотурьинск"

Вадим Химченко – самый опытный судья в Краснотурьинске. За его плечами 26 лет работы и десятки тысяч дел. В среднем Вадим Владимирович ежегодно председательствует на тысяче заседаний. Примерно сто из них – по уголовным делам. О том, что говорят ему бывшие осужденные при встрече, которым он вынес приговор, о попытках дать взятку, о том, как меняется преступность со временем – мы поговорили с судьей.

«Если выплывешь - молодец»

– Вадим Владимирович, вы помните свой первый приговор? 

– Когда я только пришел работать в суд, в 1995 году, мне дали сразу же большое дело – о бунте в краснотурьинской воспитательной колонии. Тогда там еще была захвачена женщина – медсестра. В деле – пять больших томов. Меня, неопытного тогда судью, как котенка, кинули в воду. Если выплывешь – молодец. Ну ничего, изучал. Думаю, что справился. Тогда по итогам рассмотрения вынес обвинительный приговор.  

– У всех бывают ошибки. Были ли у вас, после которых вы почувствовали, что совершили какую-либо оплошность?

– Для вынесения приговора по уголовному делу у судьи должно быть внутреннее убеждение, что он все сделал правильно. Обязательно нужно руководствоваться и законом. Бывает, что в суд поступают уголовные дела, которые мы впоследствии отправляем обратно в прокуратуру, так как выясняются подробности, которые меняют всю суть. Что касается отмены приговоров, то у судьи вышестоящей инстанции может быть свое мнение, свой взгляд. За дело, которое ты ранее рассматривал и которое было успешно обжаловано в областном суде, никто не наказывает. 

«Сломал о тело два ножа»

Один из таких случаев (переквалификации дела) произошел летом 2019 года. Мужчина обвинялся в причинении легкого вреда здоровью, а женщина – в пособничестве в совершении этого преступления. Но вряд ли инкриминируемые деяния можно назвать причинением легкого вреда здоровью.

– Во время застолья хозяин набросился на собутыльника, повалив того на пол, стал наносить удары ножом по телу пострадавшего, причем сломался один нож, затем сломался и второй, – говорил тогда собеседник «Вечерки». – Холодное оружие ему подносила сожительница обвиняемого. Когда сломался второй нож, он потребовал принести ему отвертку. В итоге пострадавший все же смог вырваться и убежал. 
Сначала следствие квалифицировало действия подсудимого как причинение легкого вреда здоровью, хотя тут можно вести речь о попытке убийства. Тогда дело было возвращено в прокуратуру, инкриминируемые сожителям преступления были переквалифицированы.

Напомним, подсудимые были не согласны с новой квалификацией обвинения, по их словам, убивать пострадавшего они не хотели. Тем не менее, оба были признаны виновными: мужчина получил восемь лет в колонии особого режима, женщина – шесть лет в колонии общего режима.

«Лучше не осудить сто виновных, чем осудить один раз, но невиновного»

 – Назовите, пожалуйста, три самые сложные вещи в работе судьи?

– Если брать уголовную специализацию, то самое главное – не совершить ошибку, осудив невиновного. Есть даже такой судебный постулат – нужно на 100% быть уверенным при вынесении обвинительного приговора. Если у следствия нет достаточных доказательств, чтобы осудить человека, то признавать его виновным не нужно. Вторая сложность в том, чтобы вынести наказание, соразмерно преступлению. Нужно соблюсти баланс – чтобы оно не было излишне жестким, и, одновременно, слишком мягким. Третье – не совершить процессуальной ошибки. Например, человек действительно совершил преступление, но из-за грубой ошибки в процессе приговор может быть отменен и вся твоя работа пошла насмарку. В итоге другому судье, который вновь будет рассматривать дело, придется заново делать ту же работу. 

– Зарплата судьи зависит от того, сколько дел рассмотрено им, например, за месяц?

– Нет, у нас не такая система, дела бывают разные. Например, по делу мужчины, который обвинялся в присвоении и растрате средств предприятия, я работал в процессе полгода. По «глиноземному» делу – 9 месяцев. За это время можно было рассмотреть 50-100 сравнительно простых дел.

От убийств – к мелким кражам

– Щепетильный вопрос: вам предлагали взятку?

– Напрямую – нет. Через друзей, общих знакомых, пытались каким-то образом намекать. Но это бесполезно. Я сразу не то что пресекаю эти разговоры, а делаю так, чтобы их вообще не было. Моя работа – это есть моя работа. Все. У меня достаточно много друзей и никто за последнее время даже не намекает на какие-либо «благодарности». То же самое касается коллег со следствия, с прокуратуры, моего руководства. Никакого телефонного права нет и быть не может.

– Вадим Владимирович, как преступность изменилась с 90-х?

– В те годы было больше насильственных преступлений: убийств, причинений тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, изнасилований, грабежей. Было много и квартирных краж. Потом это прошло, зато в «десятые» годы повысилось количество угонов, наркопреступлений. На сегодняшний день в суде много дел по мошенническим действиям, особенно, по телефонным мошенничествам. Также часто рассматриваем материалы, связанные с мелкими хищениями в магазинах. Переход от убийств к мелким кражам – это позитивный момент. Но преступления экономической направленности стали более изощренными, как то же «глиноземное» дело.

– Краснотурьинск – город маленький. Встречали ли вы, например, в магазине людей, которых раньше осуждали?

– Конечно, таких людей масса. Некоторые узнают и молчат, некоторые здороваются, кто-то даже говорит «спасибо». Благодарят в том смысле, что вовремя остановил человека. Возможно, без этого приговора и лишения свободы горожанин бы мог совершить более тяжкое преступление.

В настоящее время в России действует мораторий на смертную казнь. О ней Вадим Владимирович немного порассуждал.

Вадим Химченко. Биография

Родился 26 ноября 1965 года в Днепродзержинске Днепропетровской области. В школьные годы он сразу решил, что будет работать в правоохранительных органах. Одной из первых книг, прочитанных с интересом стало произведение Юргена Торвальда «100 лет криминалистики».

В 1982 году, после окончания школы, Вадим Химченко поступил на заочное отделение Харьковского юридического института. При этом он работал слесарем-монтажником в строительном управлении, в составе бригады монтировал на днепродзержинском металлургическом комбинате первый в СССР кислородно-конвертерный цех.

После возвращения из армии Вадим Химченко, учась на последнем курсе института, устроился следователем в прокуратуру.

В те годы на Украине пошли веяния о том, чтобы перевести все правосудие на украинский язык. Для Химченко это было очень сложно, неприемлемо и поэтому в 1994 году он с женой переехал к родственникам супруги – в Краснотурьинск. Вадим Владимирович пытался найти работу в следственном комитете, в прокуратуре, но вакантных мест не было, в отличие от городского суда. Уже 26 лет Вадим Химченко является судьей. 

Совсем недавно, 20 сентября, судья краснотурьинского городского суда Вадим Химченко в областном суде получил ведомственную награду. Ему вручили Знак отличия «25 лет в должности судьи» за высокий профессионализм и безупречную многолетнюю судебную деятельность и личный вклад в укрепление правосудия Российской Федерации.

Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных