Краснотурьинск
$69,81
81,03
Присоединяйтесь к нам:
Как Дмитрию Курдюкову полтора года не могли помочь в местной больнице, а в Москве – вернули к жизни
за 10 дней
By Наталья Калинина, "Вечерний Краснотурьинск"
12 мая 2021 год
...Дима аккуратно откусывает конфету, словно еще не привык к тому, что так – можно. Десять дней после выписки из Национального медицинского исследовательского центра хирургии им. А. В. Вишневского, когда нужно было держать строгую диету, прошли – Дмитрия выписали 30 апреля, а принимать обычную пищу он начал еще в больнице. И теперь он – обычный человек. Только очень, еще очень худой и неокрепший. Но позволить себе удовольствие пить чай с конфетой уже может.
За историей Курдюковых мы следили почти год. Если вы пропустили, можете прочитать материалы "ВК" по этим ссылкам.
"Они думали, что Дима умер"
"Спасти сложного пациента Диму"
Эту встречу с Татьяной, женой Дмитрия, мы запланировали еще осенью 2020-го, когда Диму наконец-то удалось отправить в Тюмень. Там ему, более восьми месяцев пролежавшего без адекватной медицинской помощи дома, спасли жизнь, но развитие ситуации пошло не по плану. Дмитрий вернулся домой под новый год, в трубках (их было шесть штук) – и снова лег «реабилитироваться» на домашний диван. В феврале, когда неожиданно появилась возможность попасть в НМИЦ хирургии им. Вишневского, ему было уже все равно, что с ним станет.
– Я уже поставил на себе крест, отчаялся, – говорит Дмитрий. – Летел в Москву без страха. Было все равно – лишь бы все закончилось. Не важно – как…
– У меня тоже случались такие провалы в настроении, – добавляет Татьяна. – Что-то не получается, приду домой, реву… Когда решался вопрос по Москве, грешным делом думала – надо ли, пусть уже дома, хотя бы с нами побудет еще… Были мысли о том, что это конец… Ой, как вспомню..
До Москвы - далеко
В столичную клинику Дмитрий Курдюков улетел лишь 14 апреля, хотя первый контакт с медиками центра им. Вишневского состоялся в конце февраля – после публикации в Фейсбуке, на которую откликнулось очень много врачей и экспертов высочайшего класса. Оформление документов заняло полтора (!) месяца. Квоту для пациента московские хирурги выбивали лично. Операцию сделали по ОМС.
Дмитрий Курдюков 1 мая прилетел из Москвы. Добраться домой ему помогали вы, откликнувшиеся на просьбу по поддержку. Фото: Вадим Аминов, "Вечерний Краснотурьинск"
– Что было самое страшное за эти полтора года?
– Для меня было и остается самым страшным равнодушие в глазах наших врачей, – говорит Таня. – Я никогда не забуду… Это Андрей Николаевич Мальков, Ольга Артуровна Шиляева, Светлана Васильевна Чепайкина, Алевтина Васильевна Татаринова… Я все понимаю, здесь вы не в состоянии помочь, ситуация сложная, но хотя бы не мешайте. Банальное направление по форме 057у, которое необходимо для госпитализации в других больницах, оформить не могут – нет его у них…

– Но ты рассказывала, что кто-то из медиков наших в частном порядке все же пытался поддержать и выразить сочувствие…
– Да, было такое. Я не буду называть фамилию, мало ли… Был медик, который со мной разговаривал по-людски. Это было ценно…
– Но мне кажется, на этого врача тоже оказывали давление, – добавляет Дима. – Наверное, и хотелось больше помочь, но было нельзя… Если мы пытались сделать КТ для Москвы чуть ли не во всех больницах округа – и нам отказывали. Даже платно отказывали. Звоним – можно сделать КТ? Можно, как ваша фамилия? – Курдюков. Нет, нельзя… Обращались и в Нижний Тагил, и в Североуральск, и в Серов…
– Я потом уже поехала в Серов, лично к заведующей. Очень ее попросила помочь, – рассказывает Таня. – Сделали. Но какой диагноз поставили? ВИЧ, туберкулез… Я на свой страх и риск отправила это КТ в Москву. Конечно, ни туберкулеза, ни ВИЧа не оказалось… Предварительно мы договорились с Дмитрием Валерьевичем Ручкиным, зав отделением реконструктивной хирургии пищевода и желудка центра им.Вишневского, что они посмотрят КТ, если все нормально – какое-то время Дима побудет дома, наберет вес для операции. Но в итоге нас дома не оставили – сразу же начали связываться с нашей больницей, чтобы забрать Диму в Москву. Это заняло еще больше месяца…
– Таня, а что за история была с телеконсультацией, когда москвичи звонили нашим врачам?
– Ручкин, который потом и оперировал Диму, звонил нашим врачам, – рассказывает Татьяна. – Насколько я понимаю, наши хирурги с ним не стали разговаривать. Отдувался кто-то из медиков. Ручкин спрашивает: «Сколько пациент весит?» – «Ну килограмм 50 или 60» – «Так 50 или 60? Сколько у него рост?» – «Ну 180 или 190» – «Так 180 или 190?» – «Я не знаю..» После этого, как рассказывали уже в Москве, Ручкин попросил мой телефон – потому что с нашими врачами разговаривать было не о чем...

– В Москве как встретили? Как готовили к операции? Как настраивали?
– Да ничего особенного. Готов? – Готов. Мне было чем быстрее, тем лучше, не хотелось тянуть. Но что удивило: и в Екатеринбурге, и в Тюмени после операций я просыпался под ИВЛ, какое-то время проводил в реанимации, а тут – проснулся, дышу сам, на следующий день уже в обычную палату. Перед операцией попросил – пожалуйста, сделайте все возможное, чтобы не осталось трубок, я так от них устал… Очнулся – смотрю, две трубки из шести остались. Думаю, ну вот, что-то не получилось…
– Врач мне звонила после операции, сказала, что Дима так взмолился – трубки эти убрать… Говорит, у нас у всех сердце зашлось, – добавляет Таня. – Поэтому операция и шла так долго, около 15 часов. Потому что они очень старались выполнить Димину мечту. После операции Анна Александровна, лечащий врач, уже глубокой ночью мне позвонила, только и смогла выговорить: «Таня, все хорошо, все завтра расскажу…»
– Да, операция была долгая, – говорит Дима. – Анна Александровна как только зашла в палату, первые ее слова были: «Ну утомил ты нас…» И эти две трубки тоже убрали, очень быстро… Чудо.
– Что в итоге сделали в Москве?
– Из кишки сделали желудок, – говорит Дима. – У меня его в принципе не было, он был удален еще в Краснотурьинске, хотя мы долгое время думали, что часть желудка сохранили. Смогли сохранить пищевод. Когда смотрели по КТ, хотели его удалять, но каким-то образом смогли сохранить, нарастили его до кишки, которая стала желудком. Со временем этот желудок растянется, станет нормальным. Сейчас он пока очень маленький по размеру.

– Ребята, как вы себе объясняете это? Может быть, в Москве какое-то супер оборудование?
– Да я бы не сказал, – говорит Дима. – Тут не в оборудовании дело… Там просто руки есть. И отношение человеческое…
– Мы прилетели домой и московские врачи сразу же позвонили – как добрались, как Дима перенес перелет, как себя чувствует, – рассказывает Таня.-- Это было удивительно…

В таком состоянии, весь утыканный трубками - их было шесть - Дмитрий улетал в Москву. Сейчас ни одной трубки не осталось. Фото: Татьяна Курдюкова
– А из нашей больницы – звонили?
– Нет, – продолжает Татьяна, – и думаю, не позвонят. Хотя я знаю, что Чепайкина звонила в Москву – видимо, прочитали в «ВК», что Диму выписывают. Как мне сказали, спрашивала, как его теперь лечить, реабилитировать… Мне кажется, это им для отчетности надо, ведь по документам все это время Дима будто бы получал помощь, чуть ли не в больнице реабилитацию проходил. Мне даже в страховой компании сказали, как, мол, вам не стыдно – вашему мужу все помогают, а вы еще жалуетесь…

– Из Москвы вы вернулись 1 мая. Что дальше?
– Я написала нашему участковому, попросила – помогите организовать капельницы на дому. Ответ – ложитесь в больницу. Спасибо, мы уже полежали, – говорит Таня. – Сейчас нашли медика, который помогает. Через знакомых. Ходит к нам Елена, замечательная, ставит Диме капельницы. Приспособили под них цветочную стойку… Швы снимать пойдем в «Олмед». Пусть все платно, но я хотя бы могу надеяться на доброе отношение. В нашу больницу, думаю, больше ни ногой…
Дима с Таней и средним сыном Андреем приезжали в редакцию "Вечернего Краснотурьинска", чтобы поделиться своей историей. Фото: Вадим Аминов, "Вечерний Краснотурьинск"
– Дима, расскажи, как дети отреагировали на твое возвращение? Для них, таких маленьких, это тоже было серьезное испытание…
– Все хорошо (улыбается). Средний Андрюша в садик бегом бежал – хвастаться воспитательнице: «У нас папа кушать научился!» А старший Егор первое, что сказал: «Ну наконец-то бутылки таскать не надо будет…» Я же лежал пластом, вставать было очень сложно – по трубкам все вытекает бутылки наполняются… Просил помочь сына…
– Егор и по учебе очень просел за это время, – говорит Таня. – И переживал, и я тут – без сил, какие уроки? Он скатился ощутимо… А маленькая вообще отца здоровым не видела. Когда все это случилось, в ноябре 2019-го, Илоне было всего 10 месяцев… И пока Дима был в Москве – потеряла его: забегает в комнату – проверить, как он лежит, а его нет. «Где папа?». Какое счастье, что папа теперь дома…
Дмитрий Курдюков – о счастье вернуться к обычной жизни
«Человек ко всему привыкает. Для меня было очень дико и непривычно, когда я приехал из Екатеринбурга, после первых операций – и не мог есть сам. Это был сильнейший стресс. А потом – привык. И сейчас привыкать есть самостоятельно – совсем другое. Это очень приятно. Первое, что мне дали поесть в московской больнице, – жидкая каша. Было очень вкусно».
– Я правильно понимаю, что сейчас предстоит еще, как минимум, полгода реабилитации? А потом можно будет решать вопрос о снятии инвалидности, которую оформили вот буквально…
– Сейчас главная сложность – тонкая брюшная стенка: весь живот изрезан, мышц нет, а органы давят. Могут появиться грыжи. После операции в Екатеринбурге грыжа вылезла – ее в Тюмени удалили. После Тюмени грыж не было. Сейчас – посмотрим, как будет, – говорит Дима.
– В Москве расписали план восстановления, – добавляет Таня. – Это витамины, капельницы, постоянный контроль. Будем сдавать анализы здесь – отправлять в Москву. КТ – точно также…
Дима - до всей этой истории. Был крепким, под 90 кг, сильным мужчиной. Сейчас нужно вернуться к добольничному состоянию. Таня говорит, что муж почтихоньку набирает вес, а она радуется каждому грамму. Фото: семейный архив
– Помню, увидела твое сообщение о том, что Диму выписывают, во втором часу ночи. Это был шок – как выписывают? Еле дождалась утра, чтобы позвонить… Но и сейчас еще не верю, что так бывает… У тебя, Таня, какие ощущения от всей этой истории?
– Я сама не поверила, – улыбается Татьяна. – Мы ведь обсуждали с тобой ситуацию, обе думали, что сейчас его запрут в больнице на полгода. А тут – какие-то десять дней, даже меньше после операции… В Москве наш друг помогал Диму встретить из больницы, мы у него переночевали перед самолетом. Дима сидит ест, а я буквально в рот ему заглядываю – не могла поверить, что это происходит…
– Мне все, что произошло, кажется сном, – говорит Дима. – Дурным, долгим, страшным, но – сном. Будто бы не со мной было. Это фильм можно снимать: когда ты в отчаянии, уже ни во что не веришь и никому не веришь – и вдруг случается чудо. Специально для себя. Хирург Ручкин – не человек, он бог. Мне кажется, он никогда не спит: все время на работе, все время в операционной. Там конвейер по спасению жизней: операцию сделали, убедились, что все с пациентом хорошо – выписывают и сразу принимают нового пациента…
-- Когда мы возвращались из Москвы, по пути в аэропорт я обратила внимание – все светофоры горели зеленым, – говорит Татьяна. -- Ни на секунду не останавливались – ехали по прямой. Я подумала: может быть, это начало нашей белой полосы?
– Меня вообще хотели выписать на пару дней раньше, в среду 28 апреля, – добавляет Дима. – Я говорю: «Подождите, за мной хоть жена приедет…» А они хохочут: «Да зачем тебе жена? Мы тебе тут новую найдем. У нас город большой». Но мне новую не надо…
– Это точно, Дим, таких жен, как Таня, наверное, и в Москве не сыскать… Она даже решилась помощи попросить у людей, хотя сопротивлялась этому до последнего…
– Да, это было невероятно, – говорит Таня. – Я так боялась открывать сбор, так боялась осуждения и жестоких комментариев. Они были, конечно, немного, но какая была волна поддержки и тепла – у меня мурашки до сих пор. В той ситуации действительно было уже очень и очень трудно с деньгами. На поездку в Москву насобирали друзья, родные, Димины коллеги, а забирать его домой – вообще ноль… Выхода не было. И в первый момент я ничего не могла понять: я на работе, телефон в сумке – и пиликает, и пиликает почти не переставая. Что происходит? Глянула – а там, смс-ки, деньги, куча добрых слов и пожеланий. Кто-то присылал даже по 40 рублей – у кого какая возможность, а все вместе сделали огромное дело. И все эти смс-ки – « на билеты», «здоровья!»... Столько звонков – от знакомых, от незнакомых людей… Я телефон в тот день не успевала заряжать. В детском саду, в школе, куда дети ходят, с моей работы, все подключились… Мужчина позвонил из Североуральска – у него была такая же беда лет 10 назад, жена от него ушла. И мы так тепло поговорили, он очень важные слова мне сказал. Я не знаю, как благодарить за такую поддержку… Это до слез.
35 385 прочтений

собрали материалы о Дмитрии Курдюкове только на сайте «Вечернего Краснотурьинска». Также за этой историей следили жители Серова, Карпинска, Североуральска, Волчанска и Сосьвы. И очень многие приняли участие в его судьбе. Спасибо вам.
– Мне кажется, за эти полтора года вы научились главному – не сдаваться. Как научить этому других?
– Надо довериться людям, – говорит Дима. – Без поддержки и участия людей мы бы ничего не сделали. Друг нашей семьи Саша в самом начале помог организовать вертолет до Екатеринбурга. Юмор в том, что Саша сделал это, а горбольница в итоге приписали это себе, хотя, считаю, махнули на меня рукой изначально – помирай тут…
– А еще эта группа в Фейсбуке, где ты сделала пост, – добавляет Таня. – Столько помощи пришло оттуда… Я считаю, что самое главное – не молчать. Искать выходы. Найти тех, кто поможет идти дальше. Это коллективный разум и коллективная сила добра. К тебе в редакцию я пришла, когда Дима уже почти 8 месяцев лежал дома, – все было неловко, стыдно, эта дурацкая мысль про «сор из избы»... А надо было прийти сразу. Поэтому людям я бы посоветовала никогда не сомневаться в том, что выход – есть. Из любой ситуации. И это не стыдно – попросить о помощи.
Дмитрий Ручкин. Фото: официальный сайт НМИЦ хирургии им.А. В. Вишневского
Дмитрий Ручкин, доктор медицинских наук, заведующий отделением реконструктивной хирургии пищевода и желудка НМИЦ хирургии им.А. В. Вишневского

Дмитрий Валерьевич оперировал Дмитрия Курдюкова. Вместе с ним операцию проводила младший научный сотрудник центра Анна Александровна Заваруева. На сайте клиники в их адрес – десятки благодарственных отзывов от пациентов со всей страны. В медицинских кругах о хирурге Ручкине ходят легенды.
В «Медицинской газете» интервью с Ручкиным, опубликованное в 2018 году, начинается так: «В трудовой биографии одного из российских лидеров в области реконструктивной хирургии пищевода и желудка, доктора медицинских наук, профессора Дмитрия Ручкина есть такой казус: несколько лет назад он получил выговор с формулировкой «За выполнение хирургического вмешательства, несовместимого с возможностями человеческого организма». Так прежнее руководство Института хирургии им. А.В.Вишневского отреагировало на первую гибридную операцию, которую выполнили хирурги. Вмешательство прошло успешно, но эксперимент, который позволил сохранить пациенту жизнь, тогда сочли слишком смелым и преждевременным». Сейчас такие операции в НМИЦ хирургии им. А. В. Вишневского считаются нормой, а для пациентов – остаются чудом.
Татьяна Курдюкова очень просила дать ей возможность поблагодарить тех, кто помогал семье все это время. Публикуем ее письмо без купюр.
«Спасибо большое директору «БРУ» Олегу Александровичу Зубкову за предоставленный автомобиль до аэропорта. Спасибо всему 4 участку шахты «Северопесчанская» и персонально Юрию Анатольевичу Холькину, Александру Зимичевую Хоть Дима уже и не работает там, но эти люди нас не оставили. Тебе, Наташа, спасибо за поддержку, за статьи, за пост в Фейсбуке, после которого откликнулись люди и та самая Мария, которая и помогла нам попасть в институт Вишневского – к Дмитрию Валерьевичу Ручкину и Анне Александровне Заваруевой. Мне говорили, что они творят чудеса и, как оказалась, это правда. Спасибо всему медперсоналу московской клиники. Братьям моим и родителям – низкий поклон. Вы мои крылья, помогали с детьми, ведь иногда приходилось уезжать на неделю. Друзьям нашим спасибо. Саша, ты человечище! Кристине спасибо – это наш личный доктор. Игорь, спасибо за организацию перевозки в Москве – до клиники. Спасибо всем неравнодушным людям, вас оооочень много, просто весь город нас поддержал и переживал, за нашу семью и за Диму. Я такого не ожидала, но это придавало мне сил, я знала, что я не одна. Большое спасибо Елене, которая сейчас делает Диме капельницы дома».
Впереди – суд

Сейчас Курдюковы судятся с городской больницей. Процесс стартовал в марте, в настоящий момент – на этапе экспертиз. Областной минздрав предлагает, чтобы экспертизу делали врачи из Свердловской области. Адвокат семьи настаивает на том, чтобы этим занимались эксперты из другого региона. Возможно, ими станут врачи НМИЦ хирургии им. А. В Вишневского. Татьяна и Дмитрий очень надеются на это, потому что убеждены – экспертиза должна быть беспристрастной и ответить на многие вопросы.
Журналисты "Вечернего Краснотурьинска" искренне благодарят всех неравнодушных людей за поддержку и помощь семье Дмитрия Курдюкова. Желаем, чтобы ни с кем не случалось ничего подобного. И еще - если случилась беда, не опускайте руки. Выход всегда есть.
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных